drugoy_dolboeb (drugoy_dolboeb) wrote in zampolit_ru,
drugoy_dolboeb
drugoy_dolboeb
zampolit_ru

Суд по делу белорусских публицистов намеренно затягивается?



Фото: Кристина Мельникова/EADaily.

В Минске 3 января продолжился суд над пророссийскими публицистами Сергеем Шиптенко, Юрием Павловцом и Дмитрием Алимкиным. Напомним, в своих статьях для российских СМИ они жёстко критиковали наметившееся сближение белорусских властей с Западом в ущерб интеграции с Россией, а также их заигрывание с радикальным национализмом. За это их обвиняют в «разжигании национальной розни, осуществлённом группой лиц», что подразумевает приговор в виде 5−12 лет реального тюремного срока. Помимо этого, Павловцу и Шиптенко инкриминируется «незаконное предпринимательство», под которым, как выяснилось, подразумевается получение гонораров за написание авторских статей. Корреспондент EADailyпродолжает вести онлайн-трансляцию из зала суда.

Онлайн-трансляции предыдущих заседаний:
18 декабря 19 декабря 20 декабря 21 декабря 22 декабря 26 декабря 27 декабря 28 декабря 29 декабря

11:44 — Заседание возобновилось. Прокурор продолжает зачитывать материалы дела.



Фото: Кристина Мельникова/EADaily.

11:29 — Суд объявил десятиминутный перерыв.



Фото: Кристина Мельникова/EADaily.

11:27 — Павловец комментирует протокол осмотра вещдоков — в частности, таблицу, в которую он вносил названия публикаций и иногда сумму гонораров за статьи. «Я не ожидал, что для того, чтобы писать авторскую аналитику, нужно быть инивидуальным предпринимателем», — заявил он суду.

11:12 — Павловец также отметил ряд моментов, в том числе он обратил внимание суда и обвинителя на то, что Иванова говорила, что должно было быть проведено лингвистическое и социокультурное исследование текстов статей. Однако, со слов Ивановой, оно проведено не было.

11:16 — Алимкин взял слово, отметив, что не понимает, для чего зачитывалась его переписка с женой с просьбой зайти в домоуправление.

11:06 — Слово взял Сергей Шиптенко. Он обратил внимание на то, что у Республиканской экспертной комиссии не было методологии проведения таких исследований на тот момент. Он сказал, что склонен считать, что протокол РЭК, датированный 8 декабря 2016 года, был составлен задним числом, а все 11 лиц, указанных в документах, не присутствовали на момент голосования и принятия экспертного заключения. «Мы скорее всего имеем дело с фальсификацией документов, с должностным подлогом», — сказал Шиптенко. РЭК, по его словам, проводит экспертизы «мелким оптом, скопом». Так, как отметил публицист, по Артуру Григорьеву (псевдоним, приписываемый Шиптенко — EADaily) были сделаны выводы сразу по трем публикациям, и на основании того, что там были найдены «признаки экстремизма», на следующий день был арестован гражданин Шиптенко, в то время, как экспертиза проводилась по Артуру Григрьеву. «Была спешка. РЭК работала как пожарная команда, и, возможно, с точки зрения закона все было не совсем чисто» (Шиптенко). Адвокат Шиптенко Мария Игнатенкоотметила, что протоколы РЭК не являются именно протоколами с процессуальной и любой другой формальной точки зрения, поскольку протокол должен отражать ход процедуры, события, мероприятия, процесса, но протоколы РЭК не отражают ничего, они просто констатируют факт доклада. «Соответственно, данные документы лишь называются протоколами заседания, но не являются таковыми», — заключила Игнатенко.

10:56 — Слово взяла адвокат Павловца Кристина Марчук, отметив, что по Павлу Юринцеву и Николаю Радову (псевдонимы, приписываемые Юрию Павловцу — EADaily) проходило только одно заседание, хотя эксперты на тот момент не знали (об этом же ранее говорила и председатель экспертной комиссии Елена Иванова), что это один и тот же человек. Кроме того, эксперты должны были быть за три дня уведомлены о начале заседания, но со дня, когда Ананич направила запрос на проведение экспертизы, до даты заседания не прошло трех дней. То есть процедура была нарушена — это также во время допроса признавала Иванова.

10:53 — Зачитываются протоколы заседаний Комиссии при Мининформе, причем во все дни заседаний фигурируют одни и те же фамилии экспертов. На слух даже сложно определить, о каком именно заседании идет речь. Перечисленные протоколы звучат так, будто они сделаны под копирку.

10:41 — Зачитываются материалы Мининформа, в которых экс-министр информации Лилия Ананич просит в как можно более короткие сроки провести экспертизу материалов, размещённых на ряде ресурсов, в том числе EADaily.

10:38 — Юрия Павловца просят прокомментировать написанное им «чистосердечное признание». Он говорит, что хотел донести свою точку зрения до следствия, но следователь не хотел долгое время проводить никаких бесед. Павловцу сказали, что документ под названием, к примеру, «обращение» не подойдет, и нужно «признание». Прокурор предложил не зачитывать документ, и судья попросил Юрия Павловца самого прокомментировать написанное. Павловец сказал, что в «признании» пишет о том, что в районе 2010 года начал публицистическую деятельность, которая продолжалась до его задержания, что писал в российских и белорусских СМИ. В своих статьях критиковал действия властей Белоруссии и националистической оппозиции. В «признании» написал также, что было в каждой из статей, сообщив, что никаких договоренностей о публикациях не велось, и никакого злого умысла также не было.

10:22 — Зачитывается переписка между пользователями «Себо (а) ина» и «Юкла» по поводу переводов, в переписке также фигурируют ссылки на статьи на ряде белорусских сайтов — «Naviny.by», «Белорусский партизан».

10:16 — Заседание началось с зачитывания протоколов обыска и перечисления вещественных доказательств. В том числе прокурором зачитываются сообщения родственника одного из обвиняемых с просьбой взять справку из домоуправления.



Фото: Кристина Мельникова/EADaily.
Подробнее: https://eadaily.com/ru/news/2018/01/03/sud-po-delu-belorusskih-publicistov-den-10





Tags: Белорусская весна, репрессии
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments