Focus on the beautiful things in life (ukhudshanskiy) wrote in zampolit_ru,
Focus on the beautiful things in life
ukhudshanskiy
zampolit_ru

Categories:

Новодворская о Войновиче

Не одному Лермонтову хотелось бросить в глаза толпе «железный стих, облитый горечью и злостью». У Владимира Войновича вместо железного стиха было нечто лучшее: железный смех, который переломал кости коммунизму, социализму, советской системе, всем артефактам нашего прошлого — от положенных по разнарядке сверху шапок до синтетической партии КПГБ, которая поделилась надвое на наших глазах в начале 90-х, и теперь часть коммунистическая всячески пытается отбить власть у части чекистской.

От Войновича досталось всем культам на свете, даже великому Солженицыну. Смех — это страховка и гарантия от тираний, диктатур, утопий и революционных эксцессов.

26 сентября мы поздравим с 80-летием нашего давнего, умного, злоязычного, веселого и верного друга Владимира Николаевича, вечного спутника и неумолимого критика сталинской, хрущевской, брежневской, андроповской, фундаменталистской и путинской России, который умел все предвидеть, все высмеять и все перечеркнуть во имя очень достойной цели: «Лишь бы жить стало полегче» («Москва 2042»).

В начале шестидесятых он был в чести у генералов от литературы. За простенькую песенку о космонавтах («на пыльных тропинках далеких планет останутся наши следы») он был любим Хрущевым. Мог бы и дальше писать в том же духе, мог бы кататься российским сыром в вологодском масле. А он начал в 1963 году писать «Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина». Роман ходил в самиздате; первая часть была напечатана в Германии в 1969-м, вторая — в Париже в 1975-м. И советские читатели в ужасе узнали, что между гестапо и НКВД не было никакой разницы. Это им поведал капитан Миляга, пытавшийся выдать себя за капитана СС Миллега, «расстрелявшего много коммунистов и комсомольцев».

Владимир Войнович в конце шестидесятых стал к тому же заправским диссидентом и правозащитником. Это ему стоило дорого: в 1974 году его исключили из Союза писателей СССР и даже пытались отравить на беседе с гэбэшниками в 408-м номере гостиницы «Метрополь». Сатирика выгнали из страны в декабре 1980-го, через год и вовсе лишили советского гражданства. Писатель не каялся и не унывал, работал на «Свободе», написал еще две великолепные щедринские сатиры: «Москва 2042» (1986) и «Шапка» (1987).

ЗА ШАПКУ ИЗ НОРКИ НАДО БЫЛО ДУШУ ЗАЛОЖИТЬ ДЬЯВОЛУ — ВОТ ВАМ ВСЯ НУЖНАЯ ИНФОРМАЦИЯ ОБ СССРГОРБАЧЕВ ВЕРНУЛ ВОЙНОВИЧУ ГРАЖДАНСТВО В 1990 ГОДУ, И ТОТ ТУТ ЖЕ ВЕРНУЛСЯ В РОССИЮ. ДАЖЕ СВОЙ ВЕСЬМА ИЗДЕВАТЕЛЬСКИЙ ВАРИАНТ НОВОГО ГИМНА РОССИИ ПРИСЛАЛ НА КОНКУРС ПОСЛЕ РАСПАДА СССР.

«Шапка» превратилась в пьесу «Кот домашний средней пушистости» (совместно с Григорием Гориным) и фильм (1990). Оказывается, за шапку из норки надо было душу заложить дьяволу — вот вам вся нужная информация об СССР.

«Москва 2042» — это логическое продолжение щедринского «Города Глупова», злая и смешная антиутопия о построении коммунизма в отдельно взятом городе Москве. Кто забудет войновический «кабесот» (кабинет естественных отправлений, то есть туалет) с рулоном «Правды» или публичный дом имени Н.К. Крупской, где граждане самообслуживаются; Первое Кольцо Враждебности из советских республик; пятиединство, весьма современное, где «партийность», «бдительность» и «госбезопасность» сочетаются с «народностью» и «религиозностью»; прекомпит (предприятие коммунистического питания — столовая) со щами «Лебедушка» и свининой вегетарианской; про то, как не крестятся, а «звездятся» на кремлевские звезды.

Те, кто никогда не скажет «Слаген» («Слава гениалиссимусу»), кто не способен пресмыкаться даже перед Сим Симычем Карнаваловым, кто готов открыто назвать власть «заглотчиками», кто природный плюралист («плюша»), — поздравляют и благодарят вас, наш «клаша» (классик) Владимир Николаевич.

Tags: Путин, литература, путинизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment