sema_bu (sema_bu) wrote in zampolit_ru,
sema_bu
sema_bu
zampolit_ru

Categories:

Польша готовится к войне: современность и уроки истории



В последние годы Польша 15 августа празднует День армии. Кроме традиционного военного парада, в этот день польские руководители выступают с великодержавными речами, в которых присутствует явная антироссийская риторика.

В этом году явление достигло своего апогея: Варшавскую битву 1920 года, по случаю которой и празднуется День армии, польский президент возвел в ранг одной из самых важных в истории человечества, поставив ее в одном ряду с разгромом славянами крестоносцев под Грюнвальдом и победой в битве под Веной 1683 года, в которой войска под командованием короля Яна Собеского задержали продвижение ислама на запад под знаменами Османской империи.

Празднование Дня польской армии в этом году прошло с особой помпезностью, которая — по замыслу властей — была связана со столетием восстановления независимости Польши. Военный парад был назван «Великим парадом независимости» и стал крупнейшим с 1989 года — момента так называемой «трансформации» политического строя в Польше.

Приняло в нем участие 1,5 тысячи военнослужащих, 900 любителей исторических мундиров и оружия, 200 единиц бронетехники, 100 самолетов и вертолетов. По варшавской набережной маршировали также союзники Польши по НАТО: американцы, британцы, румыны и хорваты.

Еще больше помпезности было в выступлениях официальных лиц по случаю праздника. «Варшавская битва — это история нашей победы, нашей великой гордости перед всем миром, потому что поляки, польские солдаты защитили тогда Европу от красной заразы; кто знает, что бы тогда случилось, если бы не мужество польских солдат», — заявил президент страны Анджей Дуда.

От истории он перешел к современности, а именно подчеркнул, что расходы страны на вооружения должны возрасти до уровня 2,5% ВВП, причем уже в 2024 году (напомним, что Польша уже сейчас находится в немногочисленной группе стран НАТО с рекордно высокими расходами на оборону — на уровне 2% ВВП).

Чуть позже министр обороны Мариуш Блашчак разъяснил, откуда исходит стремление официальной Варшавы к очередному витку расходов на военные нужды. Он отметил, что размещение американских постоянных военных баз в Польше, кроме нынешнего пребывания американских военных формирований на польской территории по принципу ротации, «вероятно в очень высокой степени» и что Польша усиливает свои позиции в переговорах с американской стороной «своей активностью, соответствующим финансированием вооруженных сил и заботой о сфере обороны».

Хотя в соответствии с теперешним официальным видением истории Варшавскую битву польские власти возвели в ранг самых важных для человечества наряду с Грюнвальдом и обороной Вены, в Польше ей уже давно приписывался почти религиозно-мистический характер.

Повсеместным синонимом названия этой битвы стало определение «Чудо у Вислы». Символом смертельной схватки христианского мира с безбожным большевизмом стала история о том, как в решающий момент битвы геройских защитников Варшавы в атаку повел католический священник с крестом в руках. Он погиб от большевистской пули во время этой атаки, но поляки разгромили позиции противника. Эта сцена запечатлена, в частности, на мночисленных полотнах польских художников, а священник Игнаций Скорупка стал национальным героем.

В действительности Скорупка в самом деле погиб под Варшавой, но при совершенно иных обстоятельствах — от случайного взрыва артиллерийского снаряда, причем даже не боевого, а сигнального, когда боевые действия еще не начались, а артиллерия «большевистского противника» только начала пристреливаться по польским позициям.

Легендой стало также представление польскими властями Варшавской битвы 1920 года как переломного момента, который положил конец «большевистскому военному походу на Запад в стремлении к мировой революции». При этом они сознательно игнорируют исторический факт, что появление Красной Армии под Варшавой было не элементом такого похода (хотя и нельзя исключить, что в случае победы над Польшей она пошла бы на Запад по принципу «аппетит приходит во время еды»).

«Экскурсия» красноармейцев в Польшу была следствием польского рейда армии Юзефа Пилсудского на Киев и его захват. По официальной польской версии истории, это была, безусловно, не военная и политическая авантюра, а успех в крупной и мастерски проведенной военной операции. Однако в действительности польские войска без боя овладели городом, который был заранее покинут противником.

Вообще эту битву, которой из года в год с нарастающей интенсивностью гордятся польские власти, трудно даже назвать варшавской. Правда, боевые действия проходили в пригородных местностях польской столицы, однако имели локальный характер, задействованы в них были небольшие силы и не решали судьбу этой войны.

Переломный характер носила битва в 50−60 км на север от Варшавы, у городка Насельск. Там с польской стороны сражалось четыре дивизии, а со стороны Красной Армии — шесть. Полякам удалось отбить наступление противника и затем перехватить стратегическую инициативу.

Секрет «непамяти» по отношению к историческим фактам со стороны нынешних польских властей, которые своим кумиром считают Юзефа Пилсудского, таков: главную битву «польско-большевистской войны» (Советско-польская война — вооружённый конфликт между Польшей и Советской Россией, Советской Белоруссией, Советской Украиной на территории распавшейся Российской империи — России, Белоруссии, Латвии, Литвы, Польши и Украины в 1919—1921 годах во время Гражданской войны в России) выиграл генерал Владислав Сикорский, противник Пилсудского, особенно после совершенного им майского переворота 1926 года, во время Второй мировой войны — польский премьер-министр, сторонник сближения с СССР.

Современные пилсудчики победные заслуги в Варшавской битве и всей польско-большевистской войне 1920 года приписывают, естественно, Пилсудскому. Может быть, действительно, он был гениальным стратегом, способным беспроблемно выигрывать целые войны?

Ответ на этот вопрос напрашивается сам по себе: Пилсудский не получил никакого военного образования (кстати, он вообще не грешил уровнем образования — успел окончить всего лишь первый курс медицинского факультета Харьковского университета, затем решил стать профессиональным революционером-социалистом и не сторонился террористической деятельности.

Значительно позже он объявил: «Товарищи, я ехал красным трамваем социализма до остановки „Независимость“ [Польши], но там вышел из него»).

Он не имел понятия о командовании крупными военными подразделениями и вообще не понимал, что такое штаб и штабная работа. До присвоения ему звания маршала у него не было никакого воинского звания, а маршалом он стал при очень своеобразных обстоятельствах: соратники «попросили его как Верховного Вождя государства, чтобы он принял звание Первого маршала Польши». И он это звание скромно принял.

Неудивительно, что при своем восхищении Пилсудским его современные сторонники, которые сейчас правят Польшей, на каждом шагу пытаются возрождать его идеи, в первую очередь, по сути антироссийские — даже те, которые в историческом плане оказались несостоятельными.

Наиболее красноречивым примером такой активности польских властей является попытка воскрешения идеи Междуморья, энтузистом которой Пилсудский был еще до начала Первой мировой войны. Он мечтал о создании федерации, территориально растянутой от Балтийского до Черного моря — с участием народов Прибалтики, Украины и Белоруссии, безусловно, при доминирующей роли Польши.

Подчиненные Польше государства, по замыслу, должны были играть роль антироссийского «санитарного кордона». Уже тогда мечты Пилсудского о Междуморье распространялись также, в частности, на Чехословакию, Югославию, Венгрию, Румынию и таким образом на расширение этой концепции до Адриатического моря.

Невзирая на исторический крах этой идеи, современные пилсудчики вернулись к ней, называя ее несколько иначе — Троеморье, с теми же участниками, но с совершенно иным геополитическим контекстом. Покровителем польских «троеморских» усилий стал президент Дональд Трамп, который почувствовал в этой инициативе антироссийскую ноту и рынок сбыта для американского сланцевого газа.

Внимательный наблюдатель может задать вопрос: неужели в Польше нет никого, кто мог бы предостеречь власти от повторения ошибок довоенных пилсудчиков? Матеуш Пискорский, польский политик, журналист и политолог, который осмелился зарегистрировать в Польше откровенно пророссийскую партию «Смена» и публично остро критиковал официальную Варшаву за ведение унизительно проамериканской политики, уже более двух лет содержится в тюрьме по нелепому обвинению в шпионаже.

Юзеф Пилсудский своих политических противников также загонял в лагерь в Берёзе-Картузской (ныне город Береза Брестской области Белоруссии) и содержал там в нечеловеческих условиях. Зачастую этот лагерь до сих пор называют концентрационным.

Александр Шторм
Tags: МЕТОДАМИ НОМЕНКЛАТУРНОГО ФЕОДАЛИЗМА, Но и чужой вершка не отдадим!, Номенклатурный феодализм, Половые ощущения, гримасы истории, заградотряды, незаконные вооруженные формирования, неизбежное, окончательное ешение евгейского вопгоса, политический театр, тактика и стратегия, чтобы товарищ Путин спасибо сказал
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments