drugoy_dolboeb (drugoy_dolboeb) wrote in zampolit_ru,
drugoy_dolboeb
drugoy_dolboeb
zampolit_ru

Очередной провал

В этом миpе сyществyют только два способа добиться yспеха:
за счёт собственного тpyдолюбия или за счёт чyжой глyпости.

(Лабрюер)

Шесть часов переговоров и ни одного решения – оглушительный результат седьмой за 2018 г. встречи президентов России и Беларуси, состоявшейся 21 сентября 2018 г. Любопытно то, что буквально за сутки до Большого саммита в Сочи, по «белорусской» Москве пронесся слух о том, что белорусско-российская встреча в южной столице России будет отложена или перенесена. Причина переноса: ситуация в Сирии, сложившаяся после гибели российского самолета с 15 офицерами на борту. Однако, слух оказался информационным вбросом и, несмотря на трагедию над Средиземным морем, Большой саммит все-таки состоялся.

Слух о переносе саммита оказался индикатором настроений белорусского руководства, по традиции рассчитывающего, что в условиях нарастания внешнего давления на Москву, Кремлю в очередной раз будет не до Минска. В итоге, как кому-то хотелось в белорусском руководстве, все требования белорусской стороны будут исполнены по принципу «отстаньте, не до вас»… Однако, оказалось, что варвары (по определению А. Лукашенко – А.С.) все-таки подготовилось к саммиту.

Индикаторы

Автор этих строк, да и не только он, еще в августе текущего года предупреждал, что Москва приступила к детальной инвентаризации российско-белорусских отношений. Анонс проделанной работы был представлен А. Лукашенко на встрече с В. Путиным 22 августа.

Через месяц, 21 сентября пришло время детально обсудить накопившиеся вопросы. Казалось бы, Минск должен был учесть, что формат Большого саммита будет совсем непохож на традиционные Высшие ГосСоветы Союзного государства, но судя по всему, белорусская сторона решила, что востребованность Беларуси российским руководством в современных условиях российско-западного противостояния столь высока, что диктовать условия будет Минск. Во всяком случае, предположительно до вторника (18 сентября), победоносные настроения в белорусском руководстве по косвенным признакам еще сохранялись.

Но международного кризиса вокруг трагедии в Сирии так и не сформировалось. Появление слуха о переносе саммита (скорее всего слух был организован уже непосредственно в Москве) говорит о том, что белорусская сторона стала понимать, что впереди её ждут не переговоры, а реальный «разбор полетов».

Кроме того, уже тот факт, что стороны заранее согласовали политику информационного вакуума (Москва в этом случае совершенно спокойно пошла навстречу Минску, так как для ней белорусская тематика – рутина), говорит о том, что белорусская сторона учитывала вероятность провала.

В начале переговоров А. Лукашенко, тут надо отдать ему должное, фактически подтвердил, что он не ждет от встречи полного успеха: «Мне Премьер докладывал после встречи с Премьер-министром России: очень интересные есть выходы на решение многих вопросов. И если мы будем двигаться в этом направлении, я уверен, что мы до конца года практически все вопросы развяжем…» А. Лукашенко, 21 сентября, начало переговоров https://www.sb.by/articles/lukashenko-rasschityvaet-chto-belarus-i-rossiya-uladyat-vse-voprosy-do-kontsa-goda.html). Все независимые и оппозиционные белорусские СМИ обратили внимание на эту отсылку «до конца года», но белорусский президент не был бы самим собой, если бы не отметил, что «проблем особых с решением вопросов я не вижу» (там же), чем изначально причину возможного провала предложил искать в позиции Москвы.

Поминки

Нельзя не отметить, что белорусское руководство сделало вывод из трехдневной информационной паузы 22-25 августа и, выждав сутки после завершившейся в Сочи встречи, все-таки постаралось создать собственную позитивную картину Большого саммита.

Однако, выступая на совещании (22 сентября), А. Лукашенко приступил к отчету о «победах» в Сочи с таким выражением лица и таким похоронным голосом, что невольно вновь возникло беспокойство о здоровье белорусского президента. И все-таки, без классической литературы, как оказалось, не обойтись. А. Лукашенко приступил к докладу со слов, почти идентичных гоголевскому «Ревизору»: «Я пригласил вас для того… (http://www.belta.by/president/view/lukashenko-belorussko-rossijskie-peregovory-v-sochi-byli-tjazhelye-no-rezultativnye-318816-2018/).

Причина «поминок» почти сразу прояснилась: «Это были даже не сложные, а тяжелые, но результативные переговоры». Все невольно взглянули на сидевшего в конце стола В. Семашко… (https://www.sb.by/articles/lukashenko-peregovory-v-sochi-byli-tyazhelye-no-rezultativnye.html). Но и тут не обошлось без определенного лукавства, так как на самом деле после пятничной встречи на высшем уровне не было не только результатов, но не было и самих переговоров. Белорусской стороне был выдвинут целый ряд претензий, на большинство из которых А. Лукашенко и его свите ответить было нечем. Не более того…

Но с другой стороны, белорусское руководство ведь предупреждали…

Признаться, уже в ночь с 21 на 22 сентября, когда стало ясно, что саммит белорусская сторона провалила, тут же возник вопрос о методике перевода «минуса» в «плюс», к которой, по обыкновению, прибегнет белорусская сторона. Никто не сомневался, что А. Лукашенко будет во что бы то ни стало стараться сохранить за собой статус самого опытного и незаменимого переговорщика с Россией.

По этой причине, на совещании А. Лукашенко, как говорится, не унывал и постарался создать перед камерами впечатление о том, что по всем поднятом на Большом саммите вопросам он получил полную поддержку В. Путина, который, как отмечал белорусский президент, иногда даже удивлялся сложившейся ситуации. Иными словами, если исходить из слов белорусского президента, то получалось, что В. Путин и А. Лукашенко составили своеобразный союз и вместе нападали, естественно, на российских министров-бюрократов. Понятно, что белорусский президент выдавал желаемое за действительное.

«Отторжения нет»

Но в тоже время 22 сентября белорусский президент в целом был все-таки относительно честен – на Большом саммите не было принято ни одного решения. Отсюда и активное использование А. Лукашенко позитивной лексики, которая, однако, не фиксировала результат: «вопросы будут решаться», «продвинулись», «развяжем», «проблем нет», «нужно принимать решения» и, конечно, «отторжения нет». Видимо, слово «отторжения» постепенно заменит используемое долгое время А. Лукашенко слово «наклоняют».

Конечно, А. Лукашенко попытался изобразить решение хотя бы одного, но чрезвычайно острого («главного») для республики вопроса о получении бюджетом Беларуси денег за перетаможку российской нефти (классическая дотация из российского бюджета). Но и тут, вокруг "волшебного тедефона", возникли какие-то противоречия. Первоначально было заявлено, что «окончательно решен вопрос об исполнении договоренностей по поступлению в бюджет Беларуси средств от таможенных пошлин за сырую нефть и о расчетах Беларусью за поставляемый природный газ компании «Газпром», пресс-служба президента РБ (https://www.sb.by/articles/lukashenko-i-putin-obsudili-po-telefonu-glavn...), но уже на совещании А. Лукашенко честно признал (да что это с белорусским президентом?), что выработаны два варианта решения данной проблемы и президентам двух государств придется определиться по данному вопросу уже на ближайших встречах в октябре (https://www.sb.by/articles/lukashenko-vopros-o-pererabotke-nefteproduktov-fakticheski-reshen.html). Тут мы сталкиваемся с некоей сознательно созданной путаницей. Иными словами, следует понимать, что и «главная» проблема, а именно получение энергетической дотации – тоже оказалась в стадии решения. Более того, А. Лукашенко видимо очень уж большое внимание уделяет телефонным звонкам. Не решают столь значимые вопросы по телефону...

Казалось бы, нет необходимости объяснять, что требования Минска не вызывают восторга и радости у Москвы. Проблема в том, что за почти два десятилетия формат экономической поддержки, включающей в себя как преференции, так и откровенные дотации или доступ на российский рынок в ущерб интересам российских производителей, все-таки как-то устоялся в объеме от 6,5 до 8,5 млрд. долларов в год. Между прочим, в российскую поддержку необходимо включать и выданные Беларуси кредиты.

Деньги

Возвращаясь к итогам Большого саммита необходимо отметить, что, как оказалось, и финансовые проблемы – два «подвисших транша» и новый кредит в 1,0 млрд. долларов США, «решаемость» которых у российских и белорусских экспертов в преддверии Большого саммита не вызывала сомнений, оказались в какой-то стадии неопределенности, но при этом, естественно, «не вызывают отторжения» у российской стороны, у которой, понятно, эти миллиарды девать некуда. https://www.sb.by/articles/lukashenko-shestoy-transh-kredita-efsr-belarus-poluchit-v-blizhayshee-vremya.html

Реплика

Нет сомнений, что белорусская сторона никогда не признает российские методики подсчета экономической поддержки. В частности, по традиции в белорусском экспертном сообществе принято возражать против учета упущенной выгоды при продаже российского природного газа (сравнивание «польской» или «немецкой» цены газа с «белорусской»). При этом даже оппозиционные эксперты вдруг начинают аргументировать претензии Минска на преференциальные цены на российский природный газ тем, что «Беларусь в союзе с Россией». Такая аргументация сравнима с заявлениями украинских экспертов и представителей украинского МИДа, которые, с одной стороны, интерпретируют Великую отечественную войну, как «агрессию» СССР против Германии, а с другой стороны, обижаются на то, что Россия выставляет Украине «немецкую» цену на природный газ, так как, мол, «вместе воевали...». На самом деле, Беларусь, если её не устраивает цена, может отказаться от российского природного газа и покупать газ, к примеру, в Польше. Опыт такой реверсной продажи имеется…

Кредиты, которые каждый год Беларусь буквально всеми правдами и неправдами вытягивает из России, по идее нельзя включать в экономическую поддержку, тем более в дотации республике со стороны Москвы. Как однажды объяснял автору этих строк заместитель министра финансов РФ Сергей Сторчак, у белорусов «всё нормально, всё прикрыто кредитами».

Но в данном случае есть одно важное замечание: действительно, нельзя кредиты включать в помощь или дотации, когда кредиты выплачиваются. Но ведь до настоящего времени Минск не выплатил ни один российский кредит. Белорусское руководство регулярно перекредитуется, оставляя долги или будущим поколениями, или рассчитывая, что Москва рано или поздно простит долги «единственному союзнику». Так что российские кредиты Минску можно смело считать дотациями.

«Победы»

Возвращаясь к «победам», которые привез А. Лукашенко из Сочи, необходимо отметить, что по всем позициям белорусский президент постарался создать впечатление, что он смог навязать свое решение партнерам-варварам.

Промышленное производство. А. Лукашенко уверял, что он достиг «полного взаимопонимания» с президентом России по вопросу развертывания в России промышленного производства, альтернативного и конкурентного белорусским предприятиям (https://www.sb.by/articles/lukashenko-i-putin-dogovorilis-uregulirovat-vopros-s-kvotami-na-gruzoperevozki.html). Однако, с одной стороны, было странно требовать от президента России, чтобы он ограничил инвестиции в собственную экономику и отказался от импортозамещения в угоду Беларуси, а с другой стороны, еще более странно слышать от белорусского президента, заявившего в свое время, что у россиян «нет ни мозгов, ни денег» для создания новых производств, альтернативных белорусским. Что это, если не жалоба на то, что белорусским производителям на российском рынке места не остается?

Но и здесь есть своя интрига. Дело в том, что белорусская сторона проигнорировала на саммите претензии россиян в части того, что белорусский рынок остается закрытым для российской техники (грузовики, комбайны и т.д.), продукция белорусского машиностроения идет на российский рынок по демпинговой цене (дешевле, чем в стране-изготовителе), в Беларуси продолжается практика скрытой государственной поддержки производителей под прикрытием кампании по созданию на едином рынке Союзного государства и ЕАЭС, т.е. российском, «равных условий» для производителей.

Стоит напомнить, что и белорусская легкая промышленность получает государственную финансовую поддержку из российской финансово-ресурсной помощи республики, чтобы потом, когда данная продукция выйдет на российский рынок, подавить на нем российских конкурентов. Нельзя не отметить и то, что белорусская сторона, фактически монополизировав тракторный рынок России, всеми силами стремится укрепить данную монополию, приступив к строительству второго тракторного завода. Иными словами, Минск, требуя что-то от Москвы, сам живет по формуле «А нас то за что?».

Понятно, что создавшаяся ситуация не устраивает профильные структуры российской власти, но белорусская сторона, оставаясь безучастной к вопросам из Москвы, продолжает «мышковать» на российском рынке, вытягивая выгоду из статуса союзника. В частности, это относится и к настоящему цунами украинского щебня, который сейчас потоком пошел на российский строительный рынок через Беларусь и с белорусскими документами. Республика продолжает сохранять за собой статус столицы европейской контрабанды.

Транспорт. А. Лукашенко посчитал ненормальной ситуацию на транспортном рынке России (!), когда, по его словам, «Российская Федерация, выдавая разрешение на перевозку грузов, увеличила для Польши, Литвы, Латвии эти разрешения аж в три раза за последние три года, в то же время снизив их для белорусских перевозчиков. Ну какое же тут Союзное государство?» (https://www.sb.by/articles/lukashenko-vyrazil-soboleznovaniya-iranu-v-svyazi-s-teraktom-v-akhvaze.htm). Иными словами, белорусская сторона считает сектор грузоперевозок в России своей законной добычей и ей нет дела на то, что квоты выдаются на взаимной основе: чем меньше российских квот получит Польша и страны Прибалтики, тем меньше будет возможностей для поездок в ЕС у российских «дальнобойщиков». Иными словами, А. Лукашенко требует отобрать у россиян право на транспортное обслуживание своего же рынка и оставить без «куска хлеба» свои же российские транспортные компании. Видимо, по мнению белорусской стороны, везде должны быть только одни белорусы. Это, конечно, очень «союзническое» решение: зайти в соседский двор и проколотить колеса соседского автомобиля…

Но главное даже не в этом. В январе 2018 года уже было подготовлено российско-белорусское Соглашение о международном автомобильном сообщении, но ввести его в действие оказалось невозможным, так как белорусская сторона продолжает попытки навязать РФ отмену разрешительной системы на перевозки грузов из и в третьи страны, надеясь полностью монополизировать перевозки между Россией и странами Евросоюза. Понятно, что и тут А. Лукашенко отмолчался.

Поставки сельхозпродукции на российский рынок. 22 сентября А. Лукашенко заявил, что вопрос практически решен, так как «Здесь есть полное понимание. Мы пришли к заключению, что буквально в течение недели будет выработан индикативный баланс, то есть план взаимных поставок сельхозпродукции. ( https://news.tut.by/economics/608934.html). Причем, белорусский президент постарался создать впечатление, что он устроил россиянам грандиозную взбучку за то, что они не желают покупать белорусское молоко и мясо: «Мною был поставлен вопрос, притом жестко, уже во втором заседании в широком составе о том, что нам негоже действовать таким образом, как мы сейчас действуем. Особенно со стороны России» (https://news.tut.by/economics/608934.html).

На самом деле, естественно, переговорная «картина» по продовольствию на Большом саммите была в гораздо более мрачных тонах и объем претензий к Минску в данном сфере буквально зашкаливает. В частности,

  • несмотря на то, что Россельзознадзор постоянно буквально ловит за руку белорусских производителей за поставку на российский рынок некачественной, а зачастую и просто опасной для здоровья людей продукции, белорусские предприятия в реальности ничего не исправляют, а только ищут возможности избежать контроля со стороны России. При этом, несмотря на неоднократные замечания, методики анализа продукции в РБ продолжают оставаться на уровне 1970-1980-х годов, не соответствуя критериям и требованиям не только России, но и ЕАЭС. Санитарные службы РБ искажают информацию и утаивают состояние продуктов питания, не показывая антибактериальные остатки ветеринарных препаратов, т.е. фактически систематически травят граждан России. В частности, в последнее время на первый план выдвинулась проблема перенасыщенности белорусской молочной продукции «нитратами», что вообще недопустимо;

  • Россельхознадзор отмечает, что никакого государственного контроля по пресечению фальсификации белорусского мясомолочной продукции в РБ нет и она не создается. Продовольственный рынок республики представляет из себя настоящую помойку из низкосортной отечественной и европейской продукции, ввезенной на белорусский рынок по причине её низкой цены. В итоге эта «помойка» целенаправленно «сплавляется» на российский рынок;

  • отмечены случаи появления в России продукции предприятий, которым по санитарным причинам закрыт доступ на российский рынок, под марками других белорусских предприятий. Такая переадресовка производится путем переклейки этикеток, подменой документов и т.д. Однако зачастую под этикетками белорусских молочных комбинатов встречается продукция вообще неизвестного происхождения. Чаще всего такие претензии предъявляются к сухому молоку.


Отмечается Москвой и огромное несоответствие между объемом поставляемого в РФ молока, и наличия поголовья коров в РБ. Или в Беларуси в стойлах на фермах стоят какие-то мутанты, буквально заливающие молоком соседние поля и огороды или коров в стране больше, чем людей, и они пасутся буквально везде: от лугов до городских газонов, детских площадок, парковок и балконов зданий города Минска.

В данном случае, учитывая формат публикации, нет возможности привести полный список претензий российских компетентных органов к белорусскому продовольственному экспорту на российский рынок, который в свою очередь в значительной степени перекрыт развитым контрабандным сектором белорусской экономики.

Контрабанда. А. Лукашенко проигнорировал вопросы контрабанды. Между тем, помимо проблемы поставки на российский рынок через Беларусь подсанкционных товаров, российской стороной готовился вопрос о физической блокаде представителей российской таможни в Минске, которых не допускают на белорусские таможенные терминалы, что является открытым нарушением условий функционирования Таможенного союза.

Есть еще масса сложных вопросов, от которых А. Лукашенко постарался уклониться в ходе своего анализа состоявшегося Большого саммита. Но при этом, любопытно то, что А. Лукашенко не вспомнил о прекращении с 1 октября вывоза из РФ нефтепродуктов. И не только об этом. В частности, из перечня «успехов», достигнутых на Большом саммите, куда-то исчезли широко разрекламированные и уже вроде как «решенные» (во всяком случае именно так объявлялось в белорусских СМИ) вопросы компенсации белорусской стороне за налоговый маневр в нефтяной отрасли России. Есть еще ряд не менее «интересных» вопросов…

Что дальше?

С экономикой разобрались. Иными словами, определили, что никакой союзной экономики нет, как нет и российско-белорусской интеграции. Имеется в избытке белорусская контрабанда в ответ на систему российской финансово-ресурсной поддержки – очень любопытная разновидность бартера.

Однако на Большом саммите поднимались и политические вопросы. В частности, обсуждался украинский кризис и роль Беларуси в его разрешении, т.е. попытках Минска нажиться на кровавой драме у южного соседа. Пользуясь тем, что в свите белорусского президента был В. Макей, поднимались и другие политические темы.

Вопрос о «союзнике» в лице Беларуси остается весьма острым, и данная проблема еще будет обсуждаться на ближайших встречах в октябре. Но чтобы попытаться составить своеобразную «матрицу» политической проблематики между Минском и Москвой нам придется обратиться к многочисленным прогнозам, буквально заполонившим в последние два месяца медиапространство двух стран.

А. Суздальцев, Москва, 23.09.2018
Tags: Ад и израиль, Белоруссия, Белорусская весна, Белорусское экономическое чудо, Бескритичный перепост
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments