beria_lavr (beria_lavr) wrote in zampolit_ru,
beria_lavr
beria_lavr
zampolit_ru

Categories:

СМЕРШ против армии Крайова



В 1944–1945 годах соединения внутренних войск НКВД, Красной армии и органы военной контрразведки проделали колоссальный объем работы по «зачистке» территории Польши и «ликвидации» инфраструктуры Армии крайовой. А ведь это был очень серьезный и опасный противник! Достаточно рассказать об организационной структуре этой организации.

Руководило Армией крайовой Главное командование.

Командующему «АК» подчинялись:
начальник штаба;
Бюро информации и пропаганды;
Бюро финансов и контроля.
Главному командованию подчинялись:
Бюро информации и пропаганды;
Бюро финансов и контроля;
Департамент национальной обороны;
Организационная часть;
Церковная часть;
Руководство службы правосудия;
Военная служба женщин;
Оперативная часть;
Отдел обучения;
Саперный отдел;
Артиллерийский отдел;
Отдел флота;
Бюро информации;
Информационно-разведывательная часть;
Управление приема переброшенного оружия;
Ставка;
Часть V. K. (курьеры, шифровальщики, архив и главная канцелярия);
Управление диверсиями (Кедыв);
Интендантство;
Руководство служб: вооружения интендантства, географической, ветеринарной и обозной);
Управления подпольного производства;
Инспекторат главной военной службы охраны восстания;
Руководство военных бюро;
Военный начальник связи, транспортная и железнодорожная службы.
Аналогичная структура была в уездных и окружных штабах «АК».
В начале 1944 года численность «АК» достигла максимальной численности за весь период своего существования: 10 756 офицеров, 7506 юнкеров (подхорунжий), 87 886 сержантов (унтер-офицеров). В этой подпольной армии насчитывалось 6287 полных взводов (по 50 человек в каждом) и 2633 неполных взвода (по 25 военнослужащих в каждом). Таким образом, общее количество солдат — 380 175[262].
И эта огромная подпольная армия подчинялась польскому правительству в изгнании, которое, в свою очередь, активно сотрудничало с VI отделом (Польша) Управления специальных операций Великобритании (УСО). Данная организация была создана в июле 1940 года и специализировалась на организации и проведении диверсионно-разведывательных акций на оккупированной фашистами территории Западной Европы.
Взаимоотношения между УСО и польским правительством в изгнании были необычными. Например, британцы предоставляли партнерам необходимые финансовые и материально-технические ресурсы, организовывали «заброску» агентов и оружия по воздуху, при этом они не знали подробностей операций, проводимых «АК», и не знали имен агентов. Если в подборе подпольщиков для других оккупированных стран участвовали офицеры УСО, то поляки сами решали, кого переправить за линию фронта[263].
Впервые «АК» заявила о себе как о серьезной военно-политической силе во время так называемой «волынской резни» в июле 1943 года. Хотя все началось несколько раньше, когда по утверждению профессора Киевского университета Константина Смеяна:
«Считая Волынь своей территорией, польские правящие круги разработали план восстания, чтобы взять власть в свои руки еще до прихода Красной армии и тем самым поставить Москву перед фактом, что на этих землях восстановлен суверенитет Польши… Выполняя соответствующие указания, 27-я дивизия Армии крайовой применила в отношении населения Волыни средневековые экзекуции… Центром дивизии было село Билын Ковельского района. Именно отсюда, по приказу командования, отдельные части разъезжались по селам, грабили и уничтожали крестьян…»
Понятно, что члены украинской военно-националистической организации ОУН-УПА (известные как «бандеровцы») активизировали ответный террор. Хотя его-то они начали еще в марте 1943 года, уничтожая поляков (мстя за прошлые унижения со стороны Варшавы) и фашистских оккупантов[264].
Увеличению размаха межнациональной резни способствовали политики из польского правительства в изгнании, которые начали вооруженную борьбу за воссоздание независимой буржуазной Польши в границах по состоянию на 17 сентября 1939 года. Поскольку ОУН-УПА сражалась за построение независимого Украинского государства и имела в Западной Украине от соотечественников массовую поддержку, то украинское население изначально было для руководителей «АК», как минимум, недружественной силой[265]. Истоки украинско-польской розни уходят в глубь столетий. Особенно ярко они проявились в период существования Второй Республики Польской (1920–1939 годы), но тогда дело не дошло до резни.
Итог этого кровавого противостояния. По разным данным, погибло от 50 до 100 тысяч поляков, в основном мирных жителей. Ответные действия польской Армии крайовой принесли не менее 20 тысяч жертв с украинской стороны[266]. Потери самих АК и ОУН-УПА исчислялись сотнями бойцов. Территория после освобождения ее Красной армией вошла в состав УССР.
События в Волыни стали одним из мероприятий «АК», выполненных по указанию из Лондона. Стремительное наступление Красной армии и намерение Иосифа Сталина иметь в Варшаве подконтрольное правительство заставили политиков-эмигрантов, находящихся на территории Британии, активизировать свою деятельность по освобождению родины, руководствуясь планом операции «Буря», военные и политические цели которой излагались в «Правительственной инструкции для страны» от 27 октября 1943 года.
Как уже было сказано выше, перед Армией крайовой ставилась задача по мере отступления немецких войск овладевать освобожденными районами, чтобы советские войска заставали там уже сформированные аппараты власти, подчиненные эмигрантскому правительству. В операции предполагалось задействовать 70–80 тысяч солдат и офицеров АК, находившихся главным образом в восточной и юго-восточной Польше, а также на территориях Литвы, Западной Украины и Западной Белоруссии[267]. Так, командующий «АК» в приказе № 144/III от 23 марта 1944 года указывал:
«…ради блага польского дела следует, чтобы мы приняли активное участие в освобождении страны от оккупации благодаря ударам по немецким арьергардам. Подчеркиваю, что этот удар следует начать наносить от наших восточных границ, чем мы лучше всего подчеркнем принадлежность пограничных земель Речи Посполитой»[268].
Первая серьезная акция — попытка освобождения города Вильно (Вильнюса). Руководитель операции подполковник «АК» Александр Кжижановский («Вилк») не смог полностью реализовать план «Остра брама». Штурм города одной бригадой окончился неудачей. Через несколько дней его заняли советские войска.
Понятно, что командование Красной армии, руководствуясь упомянутыми выше директивами, приступило к разоружению местных военизированных формирований. Первая оперативно-чекистская операция была проведена 14–16 июня 1944 года. В ней участвовало 19 групп НКВД — НКГБ, члены которых изъяли у местных вооруженных формирований 302 немецких станковых пулемета, 152 винтовки и 40 гранат. Все это «аковцы» пытались вывезти в лес. В результате интенсивных допросов чекисты выяснили приблизительную численность подразделений «АК» — около 25 тысяч человек (хотя польские историки утверждают, что цифра была завышена в два раза) — и их структуру.
Вторая, основная часть операции началась утром 17 июля, когда представители командования Красной армии попросили «Вилка» собрать весь офицерский состав. Когда он отдал необходимые распоряжения, то его арестовали вместе с начальником штаба — представителем правительства в изгнании. Последний пытался оказать сопротивление, даже успел выхватить пистолет и взвести курок, но его нейтрализовали.
В восемь часов вечера в тот же день в районе деревне Богуши было обезоружено 26 офицеров, в т. ч. 9 командиров бригад, 12 командиров отрядов и 5 штабных офицеров. Тогда же арестовали командующего Виленского военного округа «АК» Любослава Крженивского («Людвиг») и Адама Шидловского («Полищук»), которого прислали из Лондона для организации повстанческого движения в этом регионе.
В течение нескольких дней было задержано 3500 человек, из них 200 офицеров. При разоружении было изъято: 3000 винтовок, 300 автоматов, 50 пулеметов, 15 минометов, 7 легких орудий, 12 автомашин и большое количество гранат и патронов. Операция прошла без единого выстрела. А к 3 августа 1944 года было разоружено 7924 солдата и офицера. У них изъято: 5500 винтовок, 370 автоматов, 270 крупнокалиберных и станковых пулеметов, 13 легких орудий, 7 радиостанций, а также 27 автомобилей и 270 лошадей.
Руководители Виленского военного округа «АК» активно сотрудничали со следствием и сообщили о бывшем ректоре Виленского университета профессоре Стефане Эренкройце и нелегале «Юзефе», который был уполномоченным Варшавского центра и виленский окружной делегат[269].
Когда в районе Вильно Красная армия активно разоружала бойцов Армии крайова, в Люблинском воеводстве дислоцировавшиеся там подразделения «АК» 17 июля 1944 года попытались взять под свой контроль Люблин и крупнейшие населенные пункты воеводства. В акции участвовали: 3-я пехотная дивизия под командованием Адама Швитольского («Домбров»); 9-я пехотная дивизия под командованием генерала бригады Людвига Биттнера («Хальк»); 27-я пехотная дивизия под командованием полковника Тадеуша Штумберга («Жегота»). Эту попытку жестко пресекли подразделения Советской армии и Армии людова (сформирована на территории СССР), которые уже успели занять эту территорию[270].
По аналогичному сценарию события развивались во Львове. Сначала неудачная попытка штурма отрядами АК, затем освобождение города Красной армией. Стремления польских националистов присвоить лавры освободителей жестко пресекались[271].
В июле 1944 года командующий «АК» Тадеуш Комаровский («Бур») приказал своему заместителю генералу Леопольду Окулицкому создать и возглавить новую подпольную офицерскую разведывательную военно-политическую организацию «НЕ» («Нееподлеглость»). Официальное решение о ее создании польским правительством в изгнании было принято только 14 ноября 1944 года.
Основные задачи новой структуры:
создание террористических групп для убийства политических противников в стране и представителей командования Советской армии;
проведение подготовительной работы к вооруженному выступлению против новой власти.
Официально она прекратила свое существование только в марте 1946 года, когда все активные члены «НЕ» были арестованы[272]. Фактически это произошло на год раньше, когда чекисты ликвидировали ее сеть на территории Польши, Литвы, Западной Украины и Западной Беларуси.
Вернемся к истории противостояния «АК» и Красной армии.
В августе 1944 года военные чекисты «изъяли 13 радиостанций польского лондонского подполья». Кроме этого, начальник ГУКР «Смерш» Виктор Абакумов и Уполномоченный Ставки ВГК Красной армии по иностранным военным формированиям на территории СССР Георгий Сергеевич Жуков предложили:
«Для обеспечения работы по выявлению и ликвидации на территории Польши радиостанции лондонского эмигрантского правительства и германских агентурных радиостанций считаем необходимым организовать фронтовой отдел радиоконтрразведывательной службы с центром в Люблине, а в последующем в Варшаве, которому также поручить также контроль в эфире… и руководство забивкой на территории Польши антисоветского радиовещания»[273].
Начиная с сентября 1944 года «аковцы» начали вооруженную борьбу. Так, в Владавском уезде они уничтожили шесть милиционеров, в Люблинском уезде погибло пять советских военнослужащих, в Замостьевском уезде:
«…убито 11 человек, из них 5 военнослужащих Красной армии, освобождено 12 арестованных, в т. ч. 6 активных “аковцев”, а в Холмском и соседних уездах совершено более 10 вооруженных нападений. Убито 13 человек из числа местных работников, в т. ч. убили 4 работников Отдела общественной безопасности, которые конвоировали арестованных и освободили 4 арестованных».
В августе — начале ноября 1944 года «имели место 50 случаев террористических выступлений банд АК против военнослужащих» 1-го Белорусского фронта.
«Из 50 случаев 12 террористических выступлений были отражены военнослужащими без жертв, а остальные 38 сопровождались жертвами со стороны бойцов и командиров Красной армии.
Всего от террористических выступлений пострадали 56 военнослужащих, в том числе:

В числе пострадавших: убито 3 военных коменданта волостей, один комендант уведен в лес, о судьбе которого неизвестно, один комендант ранен.
Как наиболее характерные случаи террористических выступлений необходимо отметить следующие:
13 августа в м. Рыки Люблинского воеводства террористами убит капитан Красной армии Парамонов. 21 октября войсками НКВД по охране тыла в селе Тужисто Луковского уезда задержаны террористы из группы “Орлик” Пьентек и Антоневич, которые сознались в совершении убийства капитана Парамонова.
1 октября в 21.00 произведено вооруженное нападение группы АК — 30 чел. — на пост № 3 190-го дорожного комендантского участка, ранен начальник поста ст. сержант Зазябов.
5 октября группа диверсионно-террористического отряда “Загончик” в гмине Целеюв, идя на выполнение диверсионного задания, была остановлена патрулем ОКР “Смерш” 69-й армии. Во время проверки документов террористы напали на патруль и убили ст. сержанта Сакура, тяжело ранили старшину Вакуленко.
11 октября в районе дер. Радилово Холмского уезда участниками АК были схвачены и уведены в лес военный комендант гмина Жмудзь лейтенант Ветошкин и находившийся вместе с ним сотрудник милиции.
15 октября в Люблине проходил артдивизион 892-го артиллерийского полка. Возле колонны проехала польская автомашина, из которой в колонну была брошена граната. Взрывом гранаты ранены зам. командира артдивизиона по политчасти капитан Григорьев и командир батареи Бабенко.
В тот же день в Люблине была обстреляна автомашина командира артдивизиона 892-го артиллерийского полка майора Сытника, ранен шофер.
18 октября в Люблине проходила колонна 323-го стрелкового полка. Колонну обогнала автомашина с флагом Войска польского и умышленно врезалась в голову колонны, после чего скрылась. Ранение получили 6 военнослужащих.
19 октября участниками АК во время исполнения служебных обязанностей убиты военный комендант гмины Тарло мл. лейтенант Куракин и милиционер местной милиции Озан, трупы которых бандитами были зарыты в землю. При извлечении трупов установлено, что военный комендант Куракин, кроме пулевых ранений, имел два выбитых зуба, сломанную ногу и ранение головы от удара деревянным предметом, что свидетельствует о зверском издевательстве над ним.
22 октября участниками АК, бывшими сотрудниками милиции гмины Вырожембы, было совершено нападение на военного коменданта указанной гмины, в результате которого тяжело ранен военный комендант гмины капитан Осипов и старшина — работник комендатуры.
25 октября на хут. Липняк была направлена оперативная группа УКР “Смерш” фронта. При приближении к хутору оперативная группа подверглась неожиданному обстрелу, в результате которого тяжело ранен один боец, два бойца разоружены и два сотрудника милиции уведены бандгруппой в неизвестном направлении.
25 октября дозор РПГ под командой ст. лейтенанта Воронкова, находясь на южной окраине хут. Романовек (Рудник) по изъятию оружия, был обстрелян группой аковцев, в результате чего ранено 4 пограничника, в том числе и т. Воронков. Организовав преследование, дозор убил двух и задержал трех аковцев.
29 октября в селе Гуры участниками АК из бандгруппы, руководимой поручиком «Опель», совершено вооруженное нападение на служебный наряд 127-го погранполка, в результате которого был ранен сержант Урвайцев.
30 октября комендант Устимовской волости Владавского уезда с красноармейцем Паршиным и представителем Правительства УССР по переселению украинского населения выехал в деревню Красное и остановился у жителя этой деревни Пакуды для оформления документов по переселению. В 21.00 в деревню прибыло 7 подвод с аковцами, которые обстреляли и зажгли дом гр-на Пакуды, где погибли комендант Гуров, красноармеец Паршин, представитель по переселению Тарасов и семья Пакуды.
7 ноября в гор. Люблин была порвана связь между НП и огневыми позициями 3-го дивизиона 892-го артиллерийского полка. Для исправления линии была послана группа связистов, которую обстреляли неизвестные в 200 метрах от места обрыва. Ранен ст. сержант Зеленин.
8 ноября в гор. Парысув военным комендантом был задержан активный участник АК, который в сопровождении одного бойца направлялся в гор. Гарволин. В 13.00 при выходе из города Парысув двое вооруженных напали на конвоира, которого выстрелом из пистолета тяжело ранили в голову и, захватив задержанного участника АК, скрылись.
12 ноября во Владавском уезде в районе деревни Пшемярки вооруженная банда аковцев в количестве 15 человек напала на двух красноармейцев кондепо 7-го гв. кк. (гвардейского кавалерийского корпуса — прим. авт.) — Шурха В.И. и Гореликова Т.Д. Оба красноармейца убиты, захвачены лошадь, два седла, вооружение и обмундирование красноармейцев.
13 ноября комендант Воля-Верещагинской волости Владавского уезда ст. лейтенант Демяненко с группой милиционеров выехал в село Залучье для изъятия приемника у поляка Грабовского. Выполнив задание и возвращаясь в волостной центр, Демяненко с группой милиционеров был обстрелян бандой АК, в результате обстрела убиты Демяненко и 4 милиционера, труп Демяненко изуродован до неузнаваемости.
13 ноября в дер. Понеснерки Воля-Верещагинской волости Владавского уезда найдены трупы военнослужащих кавполка Епифанова и Максимова, которые работали в этом селе по заготовке сена.
20 ноября на восточной окраине Борки бандгруппа неустановленной численности из ручных пулеметов и пистолетов обстреляла колонну автомашин одной из частей Красной армии. Жертв не было. Задержано 6 бандитов»[274].

Итого — 264 человека (в т. ч. — 2 пропавших без вести)…
Кроме того, из состава частей Белорусского военного округа убито сержантов и рядовых — 63, ранено — 4, и 13 человек сержантского и рядового состава потеряла сводная дивизия НКВД (2 убито и 11 ранено)»[275].
Осенью 1944 года начался процесс проникновения «аковцев» в Отделы безопасности ПКНО (Польский комитет национального освобождения) — организации, созданной при активном участии Москвы. Так, в начале октября 1944 года местными чекистами был арестован начальник контрразведки Люблинского военного округа «АК» Александр Бенецкий. Два раза с ним беседовал начальник контрразведки Отдела безопасности ПКНО Р. Ромковский, и в течение суток его допрашивал следователь. После этого его расстреляли, объяснив это странное решение офицерам Смерша тем, что арестованный «…никаких показаний не дал, ни в чем не признался…». В ходе проведенного расследования советские чекисты выяснили, что подследственного знали другие арестованные «аковцы». С ними можно было провести очную ставку и изобличить Александра Бенецкого. На основании этого советские военные контрразведчики предположили, что кто-то из сотрудников Отдела безопасности, боясь показаний казненного, инициировал его расстрел[276].
Несмотря на предпринимаемые меры по «чистке» подразделений органов польской госбезопасности, полностью решить проблему «оборотней в погонах» не удалось решить даже спустя десять месяцев. Например, за период с июня по август 1945 года было арестовано 333 чекиста. Из них 265 «за связь антисоветским подпольем». К ним следует добавить 176 человек, которые ушли в банды. Арестованным инкриминировался широкий спектр деяний: начиная от создания ячеек «АК» по месту работы, информирования подполья о готовящихся активных мероприятиях и заканчивая грабежами и мародерством. А еще они активно занимались бизнесом: торговали служебной информацией (агентурные разработки), прекращали за определенную плату уголовные дела и освобождали арестованных. Это не считая традиционной коммерческой деятельности по владению магазинчиками[277]. «Оборотни в погонах», как назвали бы этих людей сейчас.
Не лучше обстояли дела в вооруженных силах Польши. В результате проверки подразделений польской армейской контрразведки советскими военными чекистами выяснилось, что они малочисленны (50 % к положенному штату), а имеющийся оперативный состав недостаточно квалифицирован. При этом рассчитывать на помощь «старших товарищей» из Москвы сложно. Так как вместо 4 оперативных работников на каждый полк приходится по одному, да и тот не владеет польским языком. Для решения этого вопроса из Москвы срочно командировали 100 офицеров Смерша и 15 сотрудников НКВД-НКГБ[278].
В качестве помощи польским правоохранительным органам можно назвать специально сформированную Сводную стрелковую дивизию внутренних войск НКВД под командованием генерал-майора Бориса Серебрякова, главной задачей которой стала борьба с польским национальным подпольем[279]. Другая эффективная мера — подключение к борьбе с антисоветским вооруженным подпольем советской военной контрразведки.
«Смерш» начинает действовать
В середине октября 1944 года сотрудниками Смерша был арестован комендант группы «Звензек харцерства польского» («Союз польской молодежи» — ЗХП), которая специализировалась на подготовке кадров (разведчиков, диверсантов, связистов, мотоциклистов и других) для «АК». Она имела три секции:
диверсионная;
боевая школа;
младшая группа (Завиша).
Выше уже упоминалось об использовании агентуры. Военные чекисты активно практиковали этот метод оперативно-розыскной работы. Например, с 16 по 21 октября 1944 года только в городе Люблин было проведено 27 вербовок. При этом в агентурной сети по этому населенному пункту уже числилось 114 человек. С ними было проведено 180 встреч и получено 112 донесений[280].
Указанные выше факторы (активизация агентурной работы и проведение облав) позволили с 20 по 25 октября 1944 года разоблачить 840 «аковцев», а во время прочесывания лесов задержать 317 дезертиров и тех, кто уклонялся от призыва в армию. Сотрудники создаваемых местных правоохранительных органов арестовали 970 человек, большинство из которых обвинялось в принадлежности к «АК». Понятно, что это привело к увеличению числа вооруженных столкновений (пять), в результате чего 7 бандитов убито, а 78 захвачены в плен[281].
В период с 5 по 11 ноября 1944 года сотрудниками «Смерш» и войск НКВД арестовано 2210 человек, при прочесывании лесов обнаружено и задержано 793 «аковца». Кроме того, в уездных отделах общественной безопасности и областных городах Польши содержатся арестованными 1732 человека, большинство из которых — «аковцы». Таким образом, общее количество задержанных превысило 4200 человек.
«Во время обысков и при арестах, а также на основании полученных данных и при проведении операций войсками НКВД изъято оружия и боеприпасов:
минометов — 12;
пулеметов ручных и станковых — 110;
винтовок — 901;
автоматов — 202;
револьверов — 292;
ручных гранат — 2300;
стволов к пулеметам — 11;
мин — 1262;
патронов — более 270 000 штук;
дисков к ручным пулеметам — 69;
снарядов — 1637.
Также изъято: приемно-передающих радиостанций 9; радиоприемников 67…»
Тогда же реализована крупная войсковая операция в Белостокском уезде. В ней участвовали три полка внутренних войск НКВД (4500 человек), десять оперативных групп Смерша и НКГБ Белоруской ССР (200 человек). По состоянию на 8 ноября 1944 года ими было арестовано 1200 человек, а к 14 ноября 1944 года эта цифра достигла 2044 человек[282].
Если подвести итоги, то в период с 1944 по 1948 год органами госбезопасности Польши, совместно с коллегами из Москвы, ликвидировано 3500 вооруженных групп и убито около 8000 бандитов. Потери польских правоохранительных органов и армии — 12 000 человек. В это число не включено 10 000 гражданских лиц — членов ППР и тех, кто пал от рук бандитов. Потери Красной армии — около 1000 военнослужащих.
В повстанческом движении приняло участие свыше 100 тысяч человек. Ими было совершено 54 800 «антигосударственных актов». В их числе: 17 152 убийства, 1030 налетов на железные дороги и мосты, 10 000 сожженных сельских усадеб и др. террористические и грабительские действия[283].
Помощь Москвы
В январе 1945 года в Польше по официальной просьбе польского руководства появились советники по вопросам безопасности при государственных учреждениях. Советником при Министерстве общественной безопасности (МОБ) в феврале 1945 года стал заместитель наркома внутренних дел СССР комиссар госбезопасности 2-го ранга Иван Александрович Серов, бывший одновременно уполномоченным НКВД на 1-м Белорусском фронте (будущий первый председатель советского КГБ), а после перехода войск фронта на территорию Германии его сменил заместитель начальника ГУКР «Смерш» по разведке генерал-лейтенант Николай Николаевич Селивановский. Советником при министерстве общественной администрации Польши стал еще один заместитель начальника ГУКР «Смерш» генерал-лейтенант Павел Яковлевич Мешик.
Всеми действиями советских органов госбезопасности в Польше руководил до мая 1946 года уполномоченный НКВД при группе войск РККА (под командованием маршала Константина Рокоссовского) в Польше генерал-лейтенант Николай Селивановский, остававшийся одновременно заместителем начальника ГУКР «Смерш» по разведке и советником при министерстве общественной безопасности Польши (в его оперативном подчинении в Польше было 15 полков войск НКВД), а после его перевода в центральный аппарат в Москву — советник МГБ СССР в Польше полковник Семен Прохорович Давыдов. Советские советники работали во всех звеньях аппарата польской госбезопасности, например советником Следственного департамента МОБ был подполковник Николашкин[284].
Больше всего советских чекистов было в Главном управлении информации (ГУИ) польской армии. Так именовалась военная контрразведка Войска польского, созданная по образцу «Смерш» 11 марта 1945 года. Ее возглавлял полковник Петр Васильевич Кожушко, его руководство, по мнению Ивана Серова, изложенному им в докладной записке на имя наркома внутренних дел СССР Лаврентия Павловича Берии, было непрофессиональным, штат сотрудников был неукомплектован и неквалифицирован, не знал польского языка. Хотя ГУИ формально подчинялось главному военному советнику Войска польского генералу Михалу Роля-Жимерскому, фактически это была чисто советская организация, документация которой велась в основном на русском языке.
Хотя Москва не ограничилась лишь увеличением числа советников в польских вооруженных силах и «зачистками» местных органов госбезопасности. Руководство советских органов госбезопасности правильно решило, что проще всего использовать собственные части и соединения внутренних войск и оперативные группы чекистов. С одной стороны, они обладали необходимым уровнем профессионализма, а с другой — их не нужно было регулярно проверять на отсутствие связей с антисоветским подпольем. А то, что большинство военнослужащих не владело польским языком, — так это им и не требовалось при проведении чекистко-войсковых операций.
В октябре 1944 года была сформирована Сводная стрелковая дивизия внутренних войск НКВД под командованием генерал-майора Бориса Серебрякова, главной задачей которой стала борьба с польским национальным подпольем. В состав дивизии вошли 2-й, 11-й, 18-й и 98-й пограничные полки, 145-й стрелковый полк внутренних войск, 198-й отдельный мотострелковый батальон внутренних войск. Впоследствии в разное время ей придавались и другие соединения, в частности 338-й погранполк, 267-й полк внутренних войск, дивизион бронепоездов[285]. Указанные выше подразделения начали действовать только с 18 октября 1944 года. Понятно, что их появление в уездах повысило эффективность контрповстанческой борьбы. Так, с 18 по 21 октября 1944 года перечисленными выше подразделениями НКВД в результате оперативных мероприятий арестовано 215 участников вооруженных формирований и задержано 612 дезертиров — солдат и офицеров Войска польского. Тогда же произошло четыре боевых столкновения с членами «АК». В результате 112 «аковцев» арестовано и пятеро убито[286]. Считать эти инциденты серьезными боями не стоит. Достаточно сказать, что тогда было изъято два пулемета, семь винтовок, четыре автомата и двенадцать гранат. Простой арифметический подсчет показывает, что из участников боестолкновений был вооружен каждый десятый, а остальные успели выбросить оружие до задержания, или у них его просто не было. Возможен и другой вариант, что не все задержанные были захвачены в плен во время боя с оружием в руках. Тогда большинство из 112 человек было задержано во время облав, «зачисток», на основании информации, полученной от агентуры, и т. п.
В середине октября 1944 года сотрудниками «Смерша» был арестован комендант группы «Звензек Харцерства Польского» («Союз польской молодежи» — ЗХП), которая специализировалась на подготовке кадров (разведчиков, диверсантов, связистов, мотоциклистов и других) для «АК».
Выше уже упоминалось об использовании агентуры. Советские чекисты активно практиковали этот метод оперативно-розыскной работы. Так, с 16 по 21 октября 1944 года только в городе Люблин было проведено 27 вербовок. При этом в агентурной сети по этому населенному пункту уже числилось 114 человек. С ними было проведено 180 встреч и получено 112 донесений[287].
Указанные выше факторы (активизация агентурной работы и проведение облав) позволили с 20 по 25 октября 1944 года разоблачить 840 «аковцев», а во время прочесывания лесов задержать 317 дезертиров и тех, кто уклонялся от призыва в армию. Сотрудники создаваемых местных правоохранительных органов арестовали 970 человек, большинство из которых обвинялось в принадлежности к «АК». Понятно, что это привело к увеличению числа вооруженных столкновений (пять), в результате чего 7 бандитов убито, а 78 захвачены в плен[288].
В период с 5 по 11 ноября 1944 года сотрудниками советской контрразведки и войск НКВД арестовано 2210 человек, при прочесывании лесов обнаружено и задержано 793 «аковца». Кроме того, в уездных отделах общественной безопасности и областных городах Польши содержатся арестованными 1732 человека, большинство из которых — «аковцы». Таким образом, общее количество задержанных превысило 4200 человек.
«Во время обысков и при арестах, а также на основании полученных данных и при проведении операций войсками НКВД изъято оружия и боеприпасов: минометов — 12; пулеметов ручных и станковых — 110; винтовок — 901; автоматов — 202; револьверов — 292; ручных гранат — 2300; стволов к пулеметам — 11; мин — 1262; патронов — более 270 000 штук, дисков к ручным пулеметам — 69; снарядов — 1637.
Также изъято: приемно-передающих радиостанций 9; радиоприемников 67…»[289].
В конце декабря 1944 года были подведены предварительные итоги борьбы с польскими антиправительственными военизированными подпольными организациями. За период с 15 октября по 10 декабря разоблачено и арестовано 5889 членов «АК». Также изъято 29 приемно-передающих радиостанций, большинство которых изготовлено в Англии[290].
Все это привело к изменению тактики борьбы «АК». Руководство организации приняло решение об уходе в более глубокое подполье и снижении активности. Несмотря на это, продолжалось ее планомерное уничтожение. Так, с 15 октября 1944 г. по 5 января 1945 г. был арестован 9101 человек[291].
А 19 января 1945 года Армия крайова была официально распущена. Приказ об этом подписал ее командир — бригадный генерал Леопольд Окулицкий[292], который освободил ее членов от принятой присяги.



А. Колпакиди.
Tags: В Белорусской армии дураков не держат, Но и чужой вершка не отдадим!, Номенклатурный феодализм, ЧВК, Чтоб сказку сделать болью!, бандеро-фашизм, бандитизм, враг не дремлет, враги народа, вредители, контора глубого бурения, ликвидация, окончательное ешение евгейского вопгоса, рекомендации, репрессии, хохляцкие галушки, чтобы товарищ Путин спасибо сказал
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments