drugoy_dolboeb (drugoy_dolboeb) wrote in zampolit_ru,
drugoy_dolboeb
drugoy_dolboeb
zampolit_ru

Дорогой товарищ генеральный секретарь

Какой оказалась цена титанических усилий лидеров шести стран, пытавшихся выбрать для себя генсека ОДКБ?

8 ноября президент России Владимир Путин принял участие в саммите ОДКБ в Астане, и специальный корреспондент “Ъ” Андрей Колесников считает главный итог саммита удивительным, так как по своей беспрецедентности он превосходит итог любого другого саммита ОДКБ.


На этот раз все было слишком серьезно. Дело в том, что ОДКБ лишилась, как известно (не всем, конечно, но все-таки), своего генерального секретаря. Юрий Хачатуров, бывший генсек, был отозван со своего поста Арменией, а точнее ее харизматиком (да, кажется, именно так) Николом Пашиняном в связи с тем, что обвиняется (по странному совпадению опять прежде всего Николом Пашиняном) в разгоне протестов армянской оппозиции в марте 2008 года.

И теперь во весь рост встал вопрос: кто вместо него? Это была без преувеличения главная и даже единственная интрига саммита ОДКБ.

И во Дворце независимости в Астане все в этот день ждали развязки. Представитель Белоруссии, которая может принять председательствование в ОДКБ? Россия, которая всегда готова? Армения, для которой критически важно, судя по всему, выгрызть этот пост, а точнее сохранить его за собой?

Накануне доносились вести с полей боев. «Белоруссия со своим кандидатом определилась!» (это Станислав Зась). «Россия со своим представителем все решила!» (Валерий Семериков). «Армения готова к разговору!» (фамилия по понятным причинам не называется: для Никола Пашиняна это своего рода гандикап).

Итак, сегодня или никогда.

Владимира Путина ждали к 15 часам по Астане. Все лидеры были уже на месте, все роли были если уже не сыграны, то отрепетированы точно.

Появилось сообщение, что Владимира Путина раньше 16:15 не ждать. Это, конечно, сразу обострило обстановку. Это что-то да значило — помимо того, что это значит обычно (то есть ничего).

Время шло, а Владимира Путина все еще не было. Так что мысль о том, что сегодня или никогда, теперь была связана уже лично с ним. Да приедет ли вообще?

Общая ситуация усугублялась тем, что в кулуарах ОДКБ кто-то подбросил мысль о том, что в Астане, а может быть, даже и на саммите может появиться Илон Маск, с которым Казахстан с некоторых пор, похоже, связывает свое космическое будущее (а не с Россией, вот что случилось). И эта мысль вообще переворачивала всю ситуацию с ног на голову и даже, возможно, вверх дном. Что же будет в связи с новым генсеком и вообще? Да неужели правда Илон Маск может оказаться в Астане?.. И уж не он ли?!.

Обо всем этом лучше было даже не думать. Но как?! В конце концов, Казахстан своего кандидата так до сих пор и не заявил. И даже желание свое пока что успешно маскировал.

Между тем в Астане пошел вдруг сильный снег. До сих пор его тут не было, по крайней мере в этом году. Признать это случайностью язык также не поворачивался.
Вмиг замело подходы ко Дворцу независимости, и я с тревогой думал о том, что Владимир Путин, даже если и приедет, может ведь и не зайти. Но заработали, замахали метлами дворники у входа, а вместе с ними вновь замаячила и надежда на лучший исход.

Вот сквозь будущие сугробы пробился министр иностранных дел Сергей Лавров, бросивший на ходу в ответ все на тот же вопрос, что же будет, только уже не в Астане, а в Париже, что президенты России и США будут говорить о том, о чем посчитают нужным — и новость, такая беспощадная в своей двусмысленности, полетела по миру.

Через четверть часа приехал все-таки и Владимир Путин, и все началось. Нурсултан Назарбаев откровенно дал понять следующее:

— После утверждения повестки дня предлагаю в доверительной форме, как обычно, обменяться по алфавиту (имелись в виду названия стран или фамилии их лидеров? Все-таки стран.— А. К.)… Если нет возражений, к прессе после окончания пленарного заседания выйду я,— произнес президент Казахстана.— Нет возражений?.. Нет, если хочет кто-то еще...

Коллеги промолчали.

Ситуация только со стороны могла показаться комичной: вроде бы президент Казахстана намерен был уже тут отличиться от остальных, используя право хозяина саммита. На самом деле надо понимать, что это была жертва с его стороны: трудно объяснить, почему к прессе после таких мероприятий, как саммиты СНГ и ОДКБ, лидеры выходят как на казнь, когда избежать этого уже совершенно не представляется возможным. Скорее всего, по самой простой причине: рассказать-то нечего. И вот они пользуются любой возможностью, чтобы увильнуть от прямого, глаза в глаза, разговора с журналистами. И надо же, всегда получается.

Пока лидеры обменивались в алфавитном порядке, появилась информация, что согласованной кандидатурой является все-таки представитель Белоруссии.
Что ж, это означало, что Александр Лукашенко опять всех переиграл.

При этом так же внезапно, как и начались, утихли разговоры про Илона Маска. Он просто, видимо, померк на фоне таких фигур, как Станислав Зась.

Переговоры между тем продолжались долго, и даже можно сказать, невыносимо долго. По информации “Ъ”, дольше всего обсуждали именно кандидатуру генсека. Да что там: в свое, советское, время кандидатуру генсека не обсуждали так долго. Идея белорусского генсека встретила мощное сопротивление привыкшего в последнее время побеждать Никола Пашиняна. Кандидатура армянского генсека не устраивала не привыкшего в последнее время проигрывать Владимира Путина (а что если это будет первый раз?). Александр Лукашенко и остальные, судя по всему, были за любой кипеш, кроме голодовки, тем более что обед, которым их покормил Нурсултан Назарбаев, был превосходен.

Самое удивительное, что так ничего и не придумали и договорились окончательное решение принять 6 декабря в Санкт-Петербурге. И это был, рискну сказать, один из самых заметных, если иметь в виду его результативность, саммитов ОДКБ.

Ибо такого уникального результата, чтобы несколько часов обсуждать одну тему и ничего не решить, до сих пор в ОДКБ и не было (и это во многом все-таки привет от господина Пашиняна).

И только когда события этого дня оказались исчерпаны, стало очевидно невероятное. Да какая, к черту, разница, кто будет генсеком ОДКБ? Ну какая?! Никакой ровным счетом. Эти секретари меняются раз в три года, и до сих пор от того, кто насколько вдохновенно трудился на этом посту, не зависело ровным счетом ничего — ни в жизни этой организации, ни в жизни вообще. А главное — и никогда не будет зависеть. И нет тут ничего, кроме столкнувшихся в очередной раз на ровном месте амбиций лидеров нескольких стран, которые должны же были понимать, что кроме главного приза в этой абсурдной гонке, то есть поста генсека ОДКБ, утешительного приза не существует: проигравшие ни с того ни с сего станут выглядеть необыкновенно бледно, да и все. Просто оттого, что бросились, поборолись и проиграли.

Если, конечно, хоть кто-нибудь на все это обратит хоть какое-нибудь внимание.

Андрей Колесников, Астана
Tags: Встреча на высшем уровне, Ментальный аскаридоз, Министерство печали Департамент тоски, местное самоуправление, работать так, чтобы товарищ Путин спасибо сказал
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments