kozlachkovich (kozlachkovich) wrote in zampolit_ru,
kozlachkovich
kozlachkovich
zampolit_ru

Categories:

Крах союзного государства? К чему пришли Москва и Минск


Россия и Белоруссия близки как никогда. По крайней мере, это следует из слов российских чиновников. Подходы России и Белоруссии в вопросах интеграции сблизились на 90%, порадовал глава МЭР Максим Орешкин. Однако Минск видит ситуацию совсем не так оптимистично. В России «обнаглели до такой степени, что начинают выкручивать руки», говорил ранее Александр Лукашенко.

Подходы России и Белоруссии в вопросах интеграции сблизились на 90%, обсуждение продолжится на уровне премьеров на следующей неделе в пятницу, 21 июня, в Минске, заявил министр экономического развития Максим Орешкин.

Накануне в Москве прошло заседание рабочей группы России и Белорусии по урегулированию проблемных вопросов и развитию интеграции. С российской стороны группу возглавляет Орешкин, с белорусской — министр экономики Дмитрий Крутой.

«Если вы помните, три недели назад, когда премьер-министр Белоруссии приезжал, во вступительном слове в дискуссии с Дмитрием Анатольевичем (Медведевым — «Газета.Ru») называл цифру в 70%. Я думаю, что сейчас уже можно сказать, что у нас 90% документа согласовано», — сказал Орешкин по итогам встречи, которая длилась около четырех часов (цитата по РИА «Новости»).

Напомним, премьер-министр Белоруссии Сергей Румас на встрече с российским коллегой на переговорах в мае в Москве заявил, что подходы России и Белоруссии по дальнейшей интеграции в рамках Союзного государства сходятся на 70%.

По словам главы Минэкономразвития, обсуждение идет строго в рамках союзного договора, который был подписан в 1999 году.

«Все направления там прописаны, мы не выходим за границы этого союзного договора, не обсуждаем ничего, что там отсутствует, все элементы, которые там есть — от налогового законодательства, налогового администрирования, таможенного администрирования, работы во всех тех сферах, которые там отмечены — именно эта дискуссия у нас и происходит», — подчеркивал министр.

При этом он считает, что дискуссия идет «конструктивно и позитивно».

«Обсуждается весь комплекс вопросов, в том числе, например, регулирование в промышленной сфере, включая топливно-энергетическую сферу, регулирование в сельском хозяйстве. Здесь есть понимание, на что мы должны выходить», — добавил он.

При этом вопрос о единой валюте в двусторонней повестке совсем не ключевой.

«Гораздо более острый вопрос — это работа в энергетической сфере, вопросы в регулировании отраслей, таможенный блок. Там есть какие-то тонкие моменты, которые нужно обсуждать на более высоком уровне премьер-министров и президентов», — считает Орешкин.

Сам министр приедет в Минск раньше, чем глава российского правительства.

«Я полечу в Минск чуть раньше, чем Дмитрий Анатольевич. Мы там еще раз соберемся перед их встречей, еще раз пройдемся. У нас будет два документа — это дорожная карта действий и некий концептуальный документ, который будет описывать принципы, на базе которых движение будет происходить», — заявил Орешкин.

Между тем более ранние высказывания белорусской стороны свидетельствовали о том, что интеграция и согласование всех вопросов идут совсем не так удачно, как хотелось бы России.

Минск очень часто высказывает претензии к Москве.

Так, в конце прошлого года в Бресте состоялось заседание совета министров Союзного государства. После мероприятия глава российского правительства Дмитрий Медведев заявил о возможном «продвинутом» варианте сотрудничества, при котором предполагается создание единых таможенных служб, эмиссионного центра и судебных органов.

Однако Минску идея такой «глубокой интеграции» с Москвой совсем не показалась привлекательной. Президент Белоруссии Александр Лукашенко заявил, что под предлогом «глубокой интеграции» Москва намерена инкорпорировать Белоруссию в состав России.

«Я понимаю эти намеки: получите нефть, но давайте разрушайте страну и вступайте в состав России», — сказал тогда Лукашенко.

Белоруссию «не мытьем, так катаньем» пытаются инкорпорировать в состав другой страны, но для Минска «святое — это суверенитет», отмечал белорусский лидер.

В апреле Александр Лукашенко говорил, что в России «обнаглели до такой степени, что начинают выкручивать руки».

Он напомнил о ситуации с аварийным состоянием нефтепроводов, которые идут через Белоруссию: около полутора лет назад был проведен ремонт, не перекрывая поставки, чтобы Россия не понесла убытки.

Но Москва не отвечает на доброе отношение Минска и закрывает свой рынок для белорусских продуктов, пожаловался Лукашенко.

Как неоднократно отмечали эксперты, очень многие вопросы в двусторонней повестке тормозятся, поскольку Минск надеется выбить из Москвы побольше денег. На кону — компенсация за налоговый маневр, который проводит Россия, а также компенсация за «грязную» нефть, которая попала по нефтепроводу «Дружба» из России.

Так, в 2019-2024 годах по решению российского правительства реализуется налоговый маневр в нефтяной отрасли. Он предполагает поэтапное увеличение ставки налога на добычу полезных ископаемых. В результате налогового маневра цена на российскую нефть для Белоруссии сравняется с мировой, что снизит рентабельность белорусских НПЗ. Бюджет Белоруссии на 2019 год был сформирован с учетом пессимистического сценария развития экономики и учитывает реализацию налогового маневра в России.

Минск планировал получить от Москвы около $310 млн компенсации за налоговый маневр в нефтяной сфере в 2019 году, однако предыдущие попытки переговоров зашли в тупик.

Теперь к сложным переговорам добавляется также урегулирование вопроса с компенсацией за «грязную» нефть.

По словам Лукашенко, ряд международных компаний потребовали от РФ возмещения ущерба из-за «грязной» нефти на сумму до $800 млн.
Tags: Белоруссия, Предварительное будущее, Предвидимое будущее, Россия, Русский мир
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments