drugoy_dolboeb (drugoy_dolboeb) wrote in zampolit_ru,
drugoy_dolboeb
drugoy_dolboeb
zampolit_ru

Categories:

Гори огнём, Олимпиада!

МОЛДАВСКИЙ ОЛИМПИЕЦ ВИКТОР

- Дамы и господа, - сказал ведущий.
- На татами, - сказал ведущий.
- Русский борец Александр Карелин, - сказал ведущий.
- И сенсация этих Игр, - сказал ведущий.
- Удивительный, выдающийся, обворожительный, - сказал ведущий.
- Сенсация Лондона 2024 года, - сказал ведущий.-
- … помолчал торжественности ради ведущий.
- Молдавский Олимпиец Виктор!!! - сказал ведущий.

Трибуны взревели. Кое-где над рядами и месивом тел с головами болельщиков футбольных клубов, так похожими на Шалтая-Болтая, взлетели вверх пакеты с жареной картошкой и рыбой. Лондон, Лондон, подумал молдавский олимпиец Виктор. Британия, Британия, подумал он тепло. Газоны, дожди и туманы, пидарасы английские, подумал он, и поднял руку в приветствии. Зал взревел еще больше. Молдавский олимпиец Виктор не обманывался насчет своей краткой — но стремительной — популярности на Играх 2024 года. Еще вчера, в гостинице, во время дружеской попойки, сам ветеран Карелин, выдающийся борец, так и сказал молдавскому коллеге.

- С, - сказал он.
- М, - сказал он,
- И, - сказал он.
- А? - сказал олимпиец Виктор.
- Ты че тормоз? - сказал, помолчав часок, Карелин.
- СМИ, - сказал он.
- СМИ, - сказал он.
- … всегда, - сказал он.
- Нужен... - сказал он.
- … герой, - сказал он.

Потом замолчал надолго.

Молдавский олимпиец Виктор, уважительно поглядывая в сторону «звезды», молча пил теплую водку, и ждал, когда Карелин промолвит еще хоть словечко. Но тот молчал, был погружен в себя... Выглядел Карелин усталым. Ведь в 2024 году в Лондоне он выступал сразу в 10 олимпийских дисциплинах в рамках инновационных усовершенствований спортивной подготовки олимпийцев России к Играм.

От инноваций у спортсмена болела голова и речь шла с опозданием на десять минут, но у китайцев, говорят, все было еще хуже. В кулуарах олимпийских бассейнов и стадионов шептались, будто китайский спортсмен на вопрос который час дает точный ответ, но ровно через сутки. И виной тому будто бы какие-то секретные иглоукалывания, которые, в целях секретности, делают даже не спортсменам — ну, чтобы не погореть на допинг-тестах, - а их родственникам. Двадцать уколов жене и детям, и китаец идет на рекорд, чтобы еще десять не поставили.

Проверить, так ли это, молдавский олимпиец Виктор не мог — ведь и поговорить с китайскими спортсменами никто не мог.

По утрам их вынимал из шкафов в раздевалке китайский тренер, чистил, протирал, давал установки, они выигрывали все соревнования, а вечером их складывали обратно, протерев тряпочкой от выступающей на поверхности тела влаге.

Злые языки поговаривали, что китайцы — роботы.

На это китайцы только смеялись, широко раскрыв рты, сияющие из-за внутренней подсветки.

Роботы они или нет, но они были на допинге. И если они были роботы на допинге, значит, Китай очень продвинулся в деле спортивных достижений, знал молдавский олимпиец Виктор. В отличие от его страны.

Ведь Молдавия была единственной, кто отправил своих спортсменов в Лондон даже без единой таблетки допинга.

Да и спортсмен от Молдавии в Лондоне был один.

Молдавский Олимпиец Виктор.

Причем Молдавский Олимпиец было фамилией и именем, а Виктор — отчеством.

Молдавский Олимпиец долго пытался объяснить молдаванам из паспортного стола, что у русских отчеств есть окончание, и поэтому он Молдавский Олимпиец ВикторОВИЧ, а не Молдавский Олимпиец Виктор, но равнодушная женщина-бюрократ лишь скользнула по нему взглядом и написала отчество «Виктор».

- Что за буй, - сказала ее соседка, подкрашивая ногти.
- А, один русский хер, - сказала женщина-бюрократ.
- Он по отчеству Виктор, а ему бля не нравится, - сказала она.
- Как будто я ему отчество придумала, - сказала она.
- А, - сказала соседка.
- Едет бля на Олимпиаду, - сказала женщина-бюрократ.
- На кой? - сказала соседка.
- Выступать, - сказала бюрократ.
- За нашу Молдову? - сказала соседка.
- За ее солнце и поля и реки и леса? - сказала она.
- Ну да, - сказала бюрократ.
- Вот русские твари, - сказала соседка.
- Как будто их кто-то просит, - сказала она.
- Верно, - сказала женщина-бюрократ.
- Лезут без мыла, - сказала она.
- В жопу, - сказала она и почему-то почесала ягодицы.

Молдавский Олимпиец Виктор, - единственный олимпиец Молдавии, прошедший отбор на Олимпиаду, - вежливо улыбаясь, смотрел на двух женщин-бюрократов, и терпеливо ждал паспорта. Из их разговора он не понял ни слова.

Молдавский Олимпиец Виктор не говорил по-молдавски.

ХХХ

- …. фа-а-а-а-ккк-а-а-ааа-а-а-а!!! - взревел зал.

Молдавский Олимпиец Виктор мельком глянул в угол зала. Там висел гигантский экран с записи матчей футбольных клубов 4-й лиги Великобритании. Их транслировали для того, чтобы британское быдло, которым бесплатно забивали залы для соревнования, эмоционально болело перед телекамерами. Засмотревшись, Молдавский Олимпиец Виктор едва не пропустил подножку от Карелина. Тот, впрочем, не делал ее специально, просто переставлял ноги, чтобы не упасть. Ветеран, пыхтя и сопя, обхватил молдаванина за плечи, и попытался его раскачать. Получалось плохо. Уперевшись лбом в лоб россиянина, Молдавский Олимпиец Виктор стоял, как вкопанный. По лбу поползла капля пота. Молдаванин, скривив рот, сильно дунул на нее, и — показанная крупным планом, - капля полетела в глаз Карелина. Жгучий молдавский пот заставил россиянина зажмуриться... Со стороны борцы выглядели как два дагестанца-однополчанина, которые встретились на выходе из модного московского клуба...

- Давай немножечко так постоим, - прошептал Карелин коллеге.
- А бороться? - шепотом ответил Молдавский Олимпиец Виктор.
- Ну что же ты, братишечка? - шепнул Карелин Молдавскому Олимпийцу Виктору.
- Это же современный спорт, это шоу, - сказал он тихонечко.
- Передохнем, постоим, мускулами поиграем, - сказал он.
- Ты бицуху-то напрягай, напрягай, будто борешься, - сказал он.
- Устал я, друг, - сказал он, положив Виктору голову на плечу.
- Восьмую Олимпиаду подряд корячусь, - сказал он.
- А все премьер Путин, будь он неладен, - сказал он.
- Говорит, езжай, показывай мол, - сказал он.
- Что не оскудела земля Русская спортивными талантами, - сказал он.
- И что спорт жив, - сказал он.
- А то все школы спортивные проебали и кроме тебя некому, - процитировал он премьера.
- А я ему говорю что устал перед камерами корячиться, - сказал он.
- А он мне — а я че не устал пятый десяток лет корячиться? - сказал он.
- Обещал что выпишут инновационные таблы, на которых до Олимпиады в Пекине-2065 доживу, - сказал он.
- Нам их пиндосы продадут, - сказал он.
- Нефть в обмен на продовольствие бля, - сказал он.
- А мне бы выспаться, - сказал он.
- Братишечка, если б ты знал, - сказал он.
- … мне от этих таблов только жрать да срать хочется, - сказал он.
- Да спать, - сказал он, зевая.
- Русский Медведь оскалил пасть!!! - заверещал комментатор.
- Мне бы еще раунд продержаться, - сказал подремывающий Карелин.
- Мне за это пост вице-спикера Единой Кавказороссии дадут, - сказал он.
- Уж не бросай меня на лопатки-то сразу, - сказал он.
- Три бля раунда достойное поражение, - сказал он.
- И пусть что поражение, - сказал он.
- Один хер на происки пендосов и жюри спишем, - сказал он.

Молдавский Олимпиец Виктор кивнул. Он был молод, силен, и правда увлекался спортом. Попав на Игры, Виктор убедился в том, что он единственный, кто здесь молод, силен и увлекается спортом. Остальные были или роботы, как китайцы, или давно уже вышли в тираж, но не участвовать в Играх не могли, так как без медийных лиц соревнования просто теряли бы смысл.

- Невероятное напряжение схватки, - услышал голос комментатора Виктор.
- Застыли как античная скульптура, - сказал комментатор.
- Русский медведь против... - сказал комментатор.
- … против молдавского, - сказал он, подсмотрев название страны в записях.
- Молдавского ээээээээ... - сказал он озадаченно.
- Молдавского ээээээээээ.... - сказал он.
- Братишка, что у вас в Молдавии символ? - сказал рефери, делая вид, что склоняется над борцами.
- Ну... типа... бля... - сказал Виктор озадаченно.
- Понимаете, я не знаю, - сказал он.
- Я русский, - смущенно сказал он.
- Русский Медведь Против Молдавского Русского! - воскликнул комментатор минутку спустя.

Зал взревел, потому что на экране показали сиськи Пош-Спайс. Они были маленькими, но ведь они были сиськи Пош-Спайс. Молдавский Олимпиец Виктор напряг бицепс, дав оператору снять руку крупным планом. Бицепс у него был и правда большой, ведь Виктор был единственным спортсменом Игр. Остальные просто отбывали номер, давно выйдя в тираж и полагаясь на удачную работу телевизионщиков. Даже старушка Шарапова сама уже не кричала, и за нее это делали нанятые таджички, которых прятали за щитом «Соболя — мохнатка России». Орали они так громко, что даже китаянок перекричали, которые старались без дублеров. Виктор, поморщившись, переступил с ноги на ногу, вспомнив китайского борца, которого победил в четвертьфинале.

Китайца звали Линг Вынь и у него были небритые подмышки. Поэтому каждый раз, когда Линг пытался взять голову Виктора в захват, того начинало тошнить.

- Твоя лыгать каждый лаз когда моя твоя в ключ блать, - сказал строго китаец Виктору.
- Сто за ниспалтивный повидений? - сказал китаец.
- Твоя есть сказать сто ие тоснить от моя внеснасть? - сказал он.
- Берый ласист, зелтый углоза? - сказал он.
- Как мы милный китайца устать ат ивлапейца котолый видеть углоза в десяти мрриалдах милный солдат китайский налодный освободитерный алмий, - сказал он.
- … в нас милный стлемрений установить мил и конфуциянства на вемь мил, - сказал он.
- … - стобы мил плоцветар под мудлым луковоцвом китайский нация, - сказал он.
- Еб твою мать опять лыгать! - сказал он осуждающе.
- Кусал бы нолмарный китайский лапса а не белый дьявор гамбулгел, не лыгар бы! - сказал он.
- Еб твою мать, фонтаном! - сказал он и отстранился брезгливо.

Молдавский Олимпиец, воспользовавшись этим, выскользнул из китайского захвата и попробовал провести пару бросков. Конечно, все это было безрезультатно. Виктор уже подумывал сдаться, как вдруг случайно провел рукой за ухом китайского спортсмена, задел какой-то маленький рычажок и...

- … потухли, буквально потухли глаза китайца, - сказал комментатор.
- … ну или погасли, буквально погасли, - сказал он, потому что в частной английской школе его учили, что большое число синонимов показывает уровень владения языком.
- … глаза китайского спортсмена буквально погасли, - сказал комментатор.
- Линг Вынь прекратил борьбу, - сказал он.

Все попытки китайского тренера доказать, что Молдавский Олимпиец допустил запрещенный прием, оказались безуспешными. Пришлось китайцу уносить своего подопечного, прикрывая провода, торчащие уз ушей.

У самого Виктора, кстати, тренера не было. И массажиста не было, и врача, и помощников. Да и летел он в Лондон эконом-классом. Нет, конечно, молдавская делегация на Игры-2024 полетела, и даже отдельным зафрахтованным самолетом, но все это были чиновники от министерства спорта. Они сразу же растворились в трущобах Лондона, выкинув молдавские паспорта, и устроившись в пабы и рестораны официантами и уборщиками.

Так что Виктор в Лондоне представлял Молдавию сам.

И делал это неплохо. По крайней мере, думал Виктор, - бодаясь с Карелиным, который на мягком мате стал засыпать и даже похрапывал, - до финала дошел.

- Гм... - сказал Виктор.
- Коллега, - сказал Виктор.
- Уважаемый, - сказал Виктор.
- Хр-р-р-р, - сказал Карелин.

Виктор глянул на табло. До конца схватки оставалось пять секунд.

- Вы не могли бы? - сказал он Карелину.
- … Пожалуйста, - сказал он.
- Исключительно...
- П-с-с-с.... брр-р-р, - пробормотал во сне Карелин и обнял противника покрепче.
- Машка... двенадцатый.. по едру-то на вездеходе, а как кандидат спицей-то в матку? - сказал он, не просыпаясь.
- Уважае.. - сказал Виктор и осекся.

Четыре секунды истекло.

Пришлось валить Русского Медведя на лопатки.

ХХХ

- А сейчас, - сказал диктор.
- Стадион Уэмбли чествует победителя, - сказал он.

На экране замелькали сиськи певицы Кардашьян. Трибуны взревели. Где-то уже дрались, мелькали шлемы британских бобби, которые, конечно же, как в любой демократической свободной стране, были без оружия, а толпу за них расстреливали коммандос из Ми-6. Виктор приветственно помахал, - как учили, - в камеру.

На пьедестале почета Виктор стоял один. Ведь Карелин так и не проснулся, а китайца так и не починили.

- Гимн страны победителя, - сказал комментатор.

Молдавский Олимпиец Виктор торжественно приложил руку к сердцу и запел под бравурную музыку какого-то военного азиатского марша.

- Трахал-трахал-трахал, - пел он.
- Это молдавский гимн, слов я не знаю, - пел он.
- Слов я не знаю, не знаю я слов, - пел он.
- Слов слов слов, - пел он.
- Молдова Молдова Молдова, — пел он.
- Трахал трахал трахал, — пел он.

Прозвенели литавры и гимн кончился. Виктор с удивлением понял, что даже и мелодия гимна была ему незнакома. Недаром в Молдавии таких как я считают «пятой колонной», подумал Виктор с резким осуждением, потому что не знал, насколько продвинулись в деле подслушивания молдавские спецслужбы, может, и мысли уже Пишут.

- Ну а ты думал, мальчишечка, - сказала ему пожилая женщина в белом платье и дурацкой шляпке.
- У меня в коллекции дисков такого говна не было, - сказала она.
- Пришлось взять гимн ближайшего вам по духу африканского государства Того, - сказала она.
- Наклоняйся, - сказала она.

Виктор наклонился и получил медаль на шею и старческий поцелуй в щеку., но, почему-то, с языком.

- Королева Великобритании награждает сенсацию Игр, - воскликнул комментатор.

Королева, подобрав юбки, лихо вспорхнула на ступеньки, и, крепко обняв Виктора за талию, стала позировать. Виктор, сторонясь, улыбался и делал вид, что счастлив.

- Улыбайся, гаденыш, - сквозь зубы сказала Ее Величество.
- Мы на одних только откатах три ярда зеленых подняли, - сказала она.
- Плюс права на трансляцию, тыры-пыры, - сказала она.
- Плюс заставили отстегнуть фаеров всяких лоховских — сказала она.
- Ну, обычную дань, - сказала она.
- Канада, Австралия, Зеландия, - сказала она.
- Которая Новая, конечно, а Старую кризисом евро разводим, - сказала она.
- Времена нынче конечно трудные, приходится бабос не напрямую отжимать, - сказал она.
- Традиционное уважение бывших доминионов к сфере англоязычного мира, - сказала она.
- Абсолютная независимость при королеве в качестве декорации на посту главного лица государства, - сказала она.
- Полная самостоятельность во внешней политики, за исключением решений куда слать войска и с кем подписывать мирные договоры, - сказала она.
- Мальчишечка, да ты хоть понимаешь, что я говорю-то? - сказала она.
- Молдаванчик ты мой классического стиля борьбы, - сказала она.
- Да, бабушка, - сказал виновато Виктор.
- Я ведь русский, бабушка, - сказал он, стесняясь.

Королева отошла от него на одну ступеньку и взглянула пристально.

- То-то русским духом пахло, - сказала она недовольно.
- Ну, я не один здесь такой, - сказал Виктор, кивнув в сторону бело-сине-красных флагов.
- То фальшивые русские, я к ним привыкла, мальчишечка, - сказала Елизавета, кокетливо подмигнув.
- Какими судьбами на Олимпиаде, недобиток? - сказала она и поправила парик и чулок.
- Только быстро, я тороплюсь кабинет министров распускать, - сказала она.
- Чисто символически, конечно, - сказала она, хихикнув.

Волнуясь, Виктор вкратце рассказал свою историю. Русский прадедушка-директор гимназии в Могилеве, революция, расстрелы, бегство в Бесарабию, годы страха, ненависти, смирения, про как, чтоб не выделяться в Молдавии, поколениям семьи пришлось учиться пить с утра, не работать и все сетовать на русских пьяниц и бездельников... Ее Величество слушала внимательно. Зал сидел тихо, ведь английские хулиганы, как и положено сотрудникам полиции низшего звена, знают, когда можно шалить, а когда нельзя.

- В общем, вот такая хуйня, - закончил Молдавский Олимпиец Виктор.

Бабушка Елизавета Вторая прослезилась.

- Ну что сказать, - сказала она.
- Не всех добили, - сказала она.

Похлопала Виктора по щеке, поглядела внимательно. Виктор понял, что наступает решающий момент. Тот самый, из-за которого он в 10 лет пошел в секцию борьбы, и проводил на тренировках по шесть часов в день, и ради которого старался не обращать внимания на окружающую его молдавскую действительность.

- Ваше величество, - сказал он, волнуясь.
- Я бы... я хо... в общем, - сказал он.
- Я прошу политического убежища, - сказал он.
- Не удивил, - сказала ее Величество.
- Какой русский не хочет в Лондон? - сказала она.
- Особенно если пидарок, москвич, олигарх или хипстер, - сказала она, подозрительно приглядываясь к Виктору.
- Каждый Нормальный творческий хипстерок-пидарок из Москвы мечтает о Лондоне, - сказала она.
- Сняться у имперской телефонной будочки, - сказала она.
- Подрочить на обоссанную стену в предместье для баклажанов с очередным "креосом" пидараса Банкси, - сказала она.
- Банкси-хуянкси, - сказала она.
- Да пидар Банкси у меня на полставки провокатором,
- сказала она.
- Даже лондонское быдло из низших классов не эти ваши сраные русские gopniki, а а брутальные chav-ы, - сказала она.
- Которые, НА МИНУТОЧКУ, говорят по Английски, - сказала она.
- Так о чем это я? - сказала она.
- Елизавета Величество, - сказал Виктор.
- Лиза, Лизонька, Лизуха, - сказал он.
- Бабаня! - сказал он.
- Не отдавайте меня молдаванам обратно, пожалуйста! - сказал он.
- Извините что я к вам обращаюсь, - сказал он.
- Но я же не таджик, не еврей и не молдаван, - сказал он.
- Так что мне в посольстве РФ делать нечего, - сказал он.
- Ваше величество! - сказал он и заплакал.
- Бабушка! - сказал он и зарыдал.

Елизавета, подумав, сошла с пьедестала и зал снова ожил, захрустел чипсами и рыбкой. В углу заплакал навзрыд представитель российского НОК, у которого, как обычно, отобрали пять золотых медалей просто так.

- Не ной, терпила, - сказала в угол Елизавета.
- По ОРТ скажете, что опять происки Запада, - сказала она.
- И будете правы, - сказала она, снова хихикнув.
- Бабуся, - сказал, волнуясь, Виктор.
- Помню, помню про тебя мальчишечка, - сказала королева.
- Сегодня в полночь в Букингемском дворце, - сказала она.
- Крикнешь вороном, наши впустят, - сказала она.

Улыбнулась из-под шляпки и ушла.

ХХХ

… в полночь Виктора, крикнувшего вороном, и правда пустили во дворец. В большой мрачной зале ждала его сама бабушка Елизавета Вторая и, почему-то, все ее министры, в, почему-то, фартуках.

- А что, мы готовить и кушать будем? - спросил Виктор, не успевший даже медаль с шеи снять.
- Какой глупенький, - сказал высокий мужчина, принц, не иначе, глянув на Виктора в лорнет.
- Мальчишечка, буду краткой, - сказала ее Величество Виктору с неуловимо знакомой интонацией.
- Ты хочешь убежища, и не хочешь обратно к молдаванам, - сказала она.
- Я готова оказать тебе милость, - сказала одна.
- Но ради этого тебе придется сделать сущий пустяк, - сказала она, постукивая, почему-то, мастерком, по рукоятке трона.
- Я готов, - сказал Виктор, гадая, что именно ему поручат.
- Спасти мир или зарезать младенца? - сказал он.
- Но почему мастерком? - сказал он.
- А в этом мальчике что-то есть, - сказала ее величество.
- Зови меня Баба Лиза, - сказала она.
- Да Баба Лиза — сказал Виктор.
- Малыш, младенцы в тесте и спасти мир от ядерной бомбы это прошлый век, - сказала она.
- Тем более, только у нас она и есть, - сказала она.
- А чего же тогда...? - сказал Виктор.
- Мы хотим всего лишь, чтобы ты отказался от своей русской идентичности, - сказала Баба Лиза.
- А что мне для этого надо сделать? - спросил Виктор.
- Для начала, - сказал принц.
- Харкни на Володьку, - сказал он.
- Последний несмирившийся русский уебок был, - сказал он с отвращением и ожесточением.

Мельком глянув на обложку протянутой ему книги - «Прилашение на казнь», - Молдавский Олимпиец Виктор плюнул на нее.

- Теперь на другого Володьку, - сказал принц.
- Который, сука жив еще, - сказал он.
- Все смеется, гаденыш... скоро кровью заплачет, - сказал он.

Виктор плюнул на другую обложку. Табор уходит, - успел заметить он название. Потом плюнул на протянутый портрет русского императора, почему-то, Павла Первого. Хватит ли слюны, подумал Виктор. Пробило на башне полночь. Виктор вздрогнул. Баба Лиза улыбнулась одобрительно и сказала:

- Беспринципный, - сказала она.
- Настоящий русский, - сказала она.
- Ну, эти ваши фокусы мы все знаем, - сказала она.
- А теперь к главному так сказать блюду, - сказала она.
- Так сказать к овсянке Шотландии, Британии и Уэльса и Гебридских островов вместе взятых, - сказала она.

Лорды захихикали, потирая, почему-то, рты. Королева улыбнулась. Откинулась на троне, задрала подол, раскинула пошире ноги и велела:

- Целуй, - велела она.
- Во имя традиций и европейского дискурса, - велела она.
- Целуй владыку Великобритании и домининов Канада, Австралия, Новая Зеландия и островов, - велела она.

Замерли в ожидании лорды. Снова пробило на башне полночь. Тут всегда полночь, догадался Молдавский Олимпиец Виктор. Разверстые ляжки Бабы Лизы не то, чтобы манили, напротив, источали... яд, страх и ненависть, совсем как в Лос-Анджелесе в одноименном фильме.

Словно распад колониальной формы управления выглядела черная дыра британского монархического империализма.

Виктор зажмурился... Донесся откуда-то голос лорда.

- Как записано в черных книгах Букингема, - сказал он.
- Когда последний русский откажется от своей литературы, - сказал он.
- … и склонится перед естеством Бабы Лизы, - сказал он.
- Часы на башне пробьют полночь последний раз и наступит русский Армагеддон, - сказал он.
- Так целуй же, - сказал он.

Виктор, преодолевая отвращение, подался вперед еще чуть-чуть...

- Целуй, - сказал сдавленным голосом какой-то милорд в красном фартуке.
- Целуй, - сказали хором остальные.
- Целуй, - прошептала Баба Лиза.

Виктор, раскрыв глаза широко, рванулся вперед, раскинул ноги старухи пошире и...

И замер.


ХХХ

Возвращаясь рейсом Лондон-Кишинев с пересадкой в Вене, Молдавский Олимпиец Виктор был спокоен и задумчив. Провожали его пышные облака, присыпанные сверху будто сахарной пудрой; чертили в небе приветствия самолеты, светило в иллюминатор Солнце и улыбалась, склонившись низко, стюардесса с невероятно низким декольте; похрупывали на зубах чуть подсоленные галеты; гладко скользило по пальцам оливковое масло из пакетика, никак не желавшего разрываться...

Виктор улыбался и пил красное вино.

Он знал, что ждет его дома, но все равно возвращался.

Баба Лиза отказала ему в убежище, а за ней и все британские доминионы — включая Канаду, Австралию, Израиль, ну и, конечно, Российскую Федерацию. С другой стороны, сам виноват, думал Виктор. Ведь можно же было сделать усилие и...

Но вспоминая то, что он увидел в недрах британской монархии, Виктор вздрагивал.

Да, хуже Этого не было ничего. Пусть на родине его ждет смерть, и все воспитанники единственной молдавской школы олимпийского резерва съедят по кусочку его печени, чтобы им передался Олимпийский дух Победителя и его Сила. Пусть его торжественно принесут в жертву на очередном собрании Олимпийского Комитета Молдовы чтобы удача вернулась к спортсменам республики. Пусть отпевать его будут на странном румынском языке, в котором все, кроме «блядь» совсем не как на русском. Пусть его мумия будет тотемом команды Молдавии на следующей Олимпиаде, потому что тренировки это для лохов, а главное - правильно и удачно помолиться. Пусть встретит его в аэропорту удушливая волна смрада с очистных сооружений, где говно двадцати поколений молдавской столицы прокисло и дошло до консистенции настоящего говенного «Мадам Клико» среди самых изысканных говн. Пусть последнее, что увидит он перед смертью, будет не чистое широкое небо, а оскаленные и посиневшие от вина хари соотечественников, которые даже не понимали, что он говорит... Все, что угодно, кроме увиденного в замке Бабы Лизы.

Ведь в ее глубинах Молдавский Олимпиец Виктор увидел два горящих глаза.

И точно знал теперь, где же находится обитель Зла.

КОНЕЦ

via blackabbat
Tags: Гори огнём Олимпиада!, О спорт.... ты - мир!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments