karfagos wrote in zampolit_ru

Categories:

ЧУЖИЕ ИГРУШКИ

Отказавшись выполнять боевой приказ заезжего армейского хлыща, которого сержант Любляна Цельски била ещё в детстве, она чуть не сорвала боевую операцию и её ждёт военный трибунал.

Чужие игрушки

Бывший сержант Любляна Цельски, не стала дожидаться когда её в наручниках повезут в сторону авиабазы, а забросила свои вещи в десантный отсек джипа и полезла на заднее сиденье.

- Любляна не борзей, - попросил Цезарь. – Я тут ещё и сплю.

- Но ты же пообещал меня отыметь во все места? – напомнила Любляна. – Вот и воспользуешься моментом.

- Я тебя отымел десять минут назад, - напомнил Цезарь, кинув шофёру пачку долларов. – Юнга не скалься. Мне недолго тебя вернуть в окоп. Давай рули в Форт-Стенли, а ты сядь ровней и начинай меня облизывать.

- А не облезешь? – спросила Любляна.

- Не облезу, - пообещал Цезарь, попытавшись положить ноги на колени Любляны.

- Не наглей, - попросила Любляна, спихивая ноги Цезаря со своих коленок.

- Соблюдайте субординацию, бывший сержант Цельски, - попросил Цезарь. – Если не хотите ещё получить обвинение в дезертирстве.

Любляна всегда была себе на уме и даже в детстве верховодила двумя старшими братьями, а младшего брата держала в качестве личной шестёрки. А вот сына покойной ганстерши, которого её родители взяли на содержание ради социальных выплат, вообще за человека не считала.

Вот поэтому упёртая Любляна отвернулась к окну, прекрасно поняв что от неё мечтает получить лопоухий пацан с майорскими погонами. Что он далеко не Рембо и что погоны майора он получил благодаря своему тестю, Цезарь и сам знал. А так же знал как ломать подобных гордячек, которые мерили мужскую силу в мускулах, а когда приходило время заводить семью, искали слабосильных подкаблучников с большим банковским счётом и мускулистым шофёром.

Хотя насчёт мускулистого шофёра можно было и не мечтать. Черномазый Юнг, был под стать своему босу, ещё и со страшной мордой. А вот вместо мордатых охранников, майора Цезаря Наталя охраняла его недобрая слава безжалостного гангстера и высокое положение его родственников.

Вот поэтому, не смотря на проигранный Юнгу спор, Цезарь уже знал что как только Любляна окажется на вилле Розенбергов, она тут же запрыгнет в постель к тому, кого ненавидела всеми фибрами души. И не ради того чтобы не оказаться вновь в сыром окопе. Вот чего Любляна не боялась так это военной службы и сырого окопа. Да только пропуск в один из Эскадрон Смерти, можно было получить только через постель лопоухого майора. Вот поэтому Любляне, предстояло переступить через своё самолюбии и попытаться продать своё тело подороже.

И всё это понял даже недалёкий Юнг, который даже гоня джип по разбитой танками дороге, не перестал скалится и часто оглядывался на своего боса, которого боготворил и уважал за ехидный характер и душу откровенного поддонка.

Но Цезарь был не просто поддонком, а откровенной сукой, которому нравилось унижать тех, кто думал что если есть железные мускулы или красивая мордашка, то жизнь удалась. Вот поэтому Цезарь пихнул Любляну берцем в плечо и напомнил:

- А ведь ты только и мечтала запрыгнуть ко мне в постель и прописаться в моём особняке.

- Да нужен ты мне был, - прошипела Любляна. – Прыщ на заднице.

- Юнга, хватай автомат и топай в сторону окопов, - приказал Цезарь. 

- Господин майор, я больше не буду, - пообещал Юнг.

- Ты мне это уже много раз обещал, но при этом продолжаешь скалится и тянуть с меня деньги на дурь, - напомнил Цезарь. – Лучше бы бабу за руль посадил. Хоть было бы с кем скучную дорогу скрасить.

- Господин майор, вы обещали позаботится о бедном Юнге, - напомнил Юнг.

- Я это обещал тому срочнику, что мазал рожу птичьи дермом, а не оборзевшому негру, - напомнил Цезарь. – А теперь постарайся не скалится ближайшие десять минут и внимательно слушай как я буду морально иметь одну хитрую бабу, что думает что она ещё живёт в том сарае что её родители гордо именовали особняком, а сопливый пацан из Чистого района приживалка в её семье.

- Может тебе ещё разок по соплям надавать? – предложила Любляна.

- Не думаю что тебе это доставит удовольствие, - усомнился Цезарь. – Опять же извинятся потом придётся долго и в разных позах. И не скрепи зубами, девочка моя. Ты мне завидовала в Нью-Йорке, завидуешь даже здесь на краю джунглей. У меня в Нью-Йорке было всё. Свой особняк, своя гангстерская группировка и солидный банковский счёт. Сейчас у меня майорские звёзды на погонах, негр-шофёр со страшной мордой, жена красавица и тесть генерал.

- И что тебе не хватало, что ты припёрся на край джунглей? – спросила Любляна.

- Зависть, девочка моя, зависть, - произнёс Цезарь. – У тебя была своя семья, братья и друзья. А у меня был только мой компьютер и банковский счёт. И даже сейчас, у меня есть всё что можно купить за деньги, но нет красивой мордашки и настоящих друзей. Теперь этих друзей нет и у тебя, а твоя красивая мордашка, украсит спальню откровенного поддонка, который покупает любовь за деньги.

- И что тебе от этого сильно прибавится? – спросила Любляна.

- Вряд ли, - ответил Цезарь. – Причём мне уже пришлось потратится на подкуп твоего конкурента из соседнего взвода и противотанковые мины. И это ещё без учёта той штуки баксов, что я проспорил вон тому черномазому парню со страшной рожей. 

- Я всегда говорила что ты моральный урод, - прошипела Любляна.

- Я это и без тебя знал, - возразил Цезарь. – А вот моральным уродом, меня сделала ваша грёбаная семейка. Скажи девочка моя, я вам что мешал жить? Но если вы повелись на социальные выплаты, то хотя бы проявили уважение к сироте. Твои родители, смотрели на меня как на пустое место, братья не принимали в компанию, ты долбила нещадно, а твой младший брат прятал от меня свои игрушки.

- Видно мало долбила, - прошипела Любляна.

- Заметь, - намекнул Цезарь. – Ты на меня до сих пор злишься. А за что? Я оплатил лечение твоего старшего брата, а младшего отмазал от армии и нанял охранять мой особняк. И всё это я мог бы и не делать, поскольку вы твари неблагодарные, считающие что раз вы приютили на год сироту, то он вам теперь всю жизнь будет должен. Папочка твой грёбаный, даже шестеря на меня садовником, разговаривал со мной через губу. Мамочка твоя нудная, что не день просила повлиять на свою бестолковую дочь сбежавшую на край джунглей. А теперь скажи, из какого места растет наше родство, почему я должен заботится о вашей грёбаной семейке и за что вы все меня ненавидите?

- Хочешь правду? – спросила Любляна. – Тогда слушай. Ты ябедничал и крал мои вещи. И вообще вёл себя как самодовольная вонючка.

- Вообще-то ябедничал твой младший брат, а вещи крали старшие братья для своих подружек, - возразил Цезарь. – И твоя мамаша это знала. Но боясь что старшие братья начнут бить младшего брата, валила всё на меня. И ты знала кто ворует у тебя вещи, но обвиняла в этом меня. Молчишь? И правильно делаешь. Ты сама знаешь какое ты дерьмо, но признаться вслух у тебя не хватит храбрости.

- Да я дерьмо, - заорала Любляна. – Но я не крала и не взрывала людей, подсовывая им набитые бритвами пачки денег.

- Юнга, ты проиграл спор, - заявил Цезарь. – Верни мне мою штуку баксов и перестань скалится как придурок. А тебе, радость моя, я скажу одно. Твой дружок Майкл, был полным дерьмом и ему ещё повезло сдохнут так быстро. А вот ты ещё хуже его. Или ты думаешь я бы не узнал материны серёжки? Ты прекрасно поняла что носишь в ушах не ширпотреб. Но всё равно припёрлась в особняк, чтобы позлить меня. Да вот только я не прощаю обид и твой дружок подавился бритвами, а ты сбежала на край джунглей.

Дав скалящемуся Юнгу по затылку берцем, Цезарь растянулся на сиденье и посмотрев на плачущую Любляну, сообщил:

- Долг за детские обиды уплачен. Но за эти три года набежали проценты. И не мечтай что я поведусь на твою красивую мордашку. Так что кроме скучного секса, ты не чего не получишь от меня. И это я ещё молчу про то что вместо Эскадрона Смерти, ты получишь место в моей Постельной гвардии и твоим сержантом будет такая бездарность, что ты сама захочешь её убить, чтобы не только занять место лидера, но и стать моей главной фавориткой. Уф. За это надо выпить. Юнга, наплескай в череп той гадости что ты купил в придорожной рыгаловке.

Приняв из рук Юнга череп с палёным виски, Цезарь пихнул им в плечо плачущую Любляну и произнёс:

- За тебя, девочка моя! И за твою команду неудачников, состоящею из шлюх и наркоманок, которых я соберу вдоль федеральной трассы, пока этот страшный парень везёт зятя генерала Розенберга в сторону Форт-Кристи.


Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.