schvonder_ss (schvonder_ss) wrote in zampolit_ru,
schvonder_ss
schvonder_ss
zampolit_ru

Categories:

Польский счет за неубитых евреев

Нынешние польские власти, требующие репараций с России, фактически домогаются компенсации за то, что несколько миллионов польских евреев избежали в 1939 году гибели благодаря помощи Советского Союза



Итак, варшавские власти на полном серьезе намерены получить с Российской Федерации пока не озвученную, но явно немалую сумму за так называемую «совместную агрессию Гитлера и Сталина» против Польши в 1939 году.

На эту тему уже написано больше чем много, поэтому я постараюсь не повторять, по возможности, общие места, но остановлюсь на некоторых малоизвестных, но оттого не менее важных моментах этой давней истории.

План, которого не было
Достаточно хорошо известно, что главный польский тезис о «совместной агрессии» не выдерживает серьезной критики. Не только научной, но и вообще любой. По той простой причине, что совместного плана военной агрессии – а это, как минимум, то, что должно быть в таких случаях обязательно, в природе не существовало. О чем неопровержимо свидетельствуют сохранившиеся в архивах взволнованные телеграммы в Москву министра иностранных дел гитлеровской Германии Иоахима фон Риббентропа, который на третьей неделе германского нападения на Польшу пытался узнать у Сталина, собирается ли он вводить туда свои войска и когда именно. Согласитесь довольно странно слышать, как один из «совместных агрессоров» задает другому такие вопросы на третьей неделе войны.

Ну да ладно. Это как раз то, что уже не требует доказательств.

Как Польша сама себя уничтожила
Пойдем чуточку дальше. И напомним, что польская сторона фундаментально врет еще и о том, что «сговор Сталина и Гитлера сделал нападение Германии на Польшу неизбежным». Все это точно такая же полная чушь, как и предыдущий тезис. Нападение Третьего рейха на Польшу было предопределено тем, что главной целью немецкого фюрера был полный возврат, причем с хорошим приварком, всех германских земель, отобранных у незадачливого фатерлянда после первой мировой войны. А поляки в этой растащиловке Германии в свое время изрядно поучаствовали. Поэтому Польша в ее тогдашнем виде была приговорена изначально и безоговорочно. И, кстати, именно поэтому Гитлер не взял ее себе в союзники. Хотя Варшава была к этому готова даже больше, чем совсем.

Так вот, фишка заключается в том, что Польша накануне немецкого нападения очень постаралась, чтобы оно стало для неё максимально фатальным. А именно, Варшава категорически отказалась от военной помощи СССР, которая могла быть ей оказана. И которая могла изменить весь ход дальнейших военно-политических событий:

Из Записки военного министерства Франции о переговорах военных миссий СССР, Великобритании и Франции в Москве

Не ранее 20 августа 1939 г.

«…непременное условие заключения договора, выдвинутое советской делегацией … состоит в том, чтобы в случае агрессии (Германии) против Польши или Румынии военные силы СССР могли бы вступить:

в Виленский коридор,

в Галицию,

на румынскую территорию.

Советы мотивируют эти условия:

— опасением, что их призовут на помощь полякам или румынам, когда уже будет слишком поздно;

— желанием предпринять наступательные операции в интересах Франции в том случае, если главный германский удар будет первоначально направлен против Западного фронта;

— необходимостью избежать какой бы то ни было потери времени в случае германской агрессии против Прибалтийских стран.

Короче говоря, по впечатлению, вынесенному генералом Думенком, они проявляют твердую решимость не оставаться в стороне, а, наоборот, принять на себя всю полноту обязательств.

С другой стороны, чтобы ослабить опасения поляков, которые можно предвидеть, советские делегаты очень жестко ограничивают зоны вступления [советских войск] и определяют их, исходя из соображений исключительно стратегического характера.

Следовательно, московские переговоры могут, видимо, продолжаться лишь в том случае, если будет достигнуто соглашение относительно условия для непосредственного сотрудничества, которое выдвинуто Советами и которое может быть принято лишь с согласия поляков.

Однако эти последние, несмотря на усилия французского посла в Варшаве и нашего военного атташе, упорно заявляют о своем отказе дать принципиальное согласие на вступление советских войск на их территорию. Г-н Век и начальник штаба армии генерал Стахевич проявили в этом отношении непримиримую враждебность, соглашаясь только на то, чтобы, с целью не доводить дело до разрыва московских переговоров, наша военная миссия могла маневрировать так, как если бы ни одного вопроса не было поставлено перед поляками.

Обратите внимание на происхождение этого исторического документа. Он не советский, а вполне себе французский. То есть «сталинской пропагандой» не является по определению! Таким образом, польская сторона в ходе предвоенных переговоров заняла такую позицию, которая, в случае начала войны, практически исключала эффективную помощь советских войск. Что в свою очередь гарантировало полный захват всей польской территории немецко-фашистскими войсками.

Что, разумеется, резко ухудшило бы военно-стратегические позиции СССР, поскольку исходные рубежи германского вермахта для будущей атаки против нашей страны оказались бы, в этом случае, выдвинутыми значительно дальше на восток. Что нам было совсем ни к чему.

Именно поэтому Москва приняла единственно возможные в данной ситуации меры по ограждению своих военных и государственных интересов, что выразилось в подписании советско-германского пакта 23.08.1939 года. В рамках которого Гитлера убедительно попросили, чтобы он не лез куда не следует. То есть дальше тех «красных линий», которые не выходили за пределы границ бывшей Российской Империи.

Поход против Холокоста
И вот тут начинается самое, с позволения сказать, интересное. И, на удивление, самое малоизвестное во всей этой истории. Но именно то, что является в ней, пожалуй, наиболее важным и должно быть в первую очередь максимально публично озвучено и официально заявлено в рамках защиты исторической правды и национальных интересов современной России. А может быть даже в видах выплаты Москве вполне обоснованных компенсаций.

Речь идет о том, к чему, не в польских фантазиях, а на самом деле привел ввод советских войск в восточные земли уже разгромленного польского государства со сбежавшим в Лондон безответственным правительством.

А привел он к тому, что сегодня упорно замалчивает не только западная пропаганда, но и почему-то не очень жалует гласностью наша собственная.

Дело в том, что в восточных районах Польши, оккупированных Красной армией, по состоянию на 1.09.1939 года, проживало от полутора до двух с половиной миллионов польских евреев. Так сложилось еще со времен существования царского «ценза оседлости» для лиц еврейской национальности в Российской империи. Еще около полутора миллионов евреев находились на территориях, захваченных Германией.

Нацистская оккупация Польши означала для местных «унтерменшей» (по гитлеровской расовой классификации) только одно – гарантированное уничтожение. Идея «окончательного решения еврейского вопроса», выдвинутая лично Гитлером, не оставляла на этот счет никаких сомнений. Польские евреи были неплохо информированы об антисемитской политике нацистов и хорошо понимали, что их ждет. Многие не стали дожидаться, пока за ними придут. И еще до прихода немецких войск бросились бежать. Куда именно – тоже вполне понятно. На Восток. Прежде всего, потому, что в СССР был пролетарский интернационализм и там никого не убивали по национальному признаку.

С началом вторжения германской армии в Польшу 1 сентября 1939 года поток еврейских беженцев из этой страны устремился на восток. В начале 1940 года в Белоруссии было зарегистрировано 65 796 еврейских беженцев из Польши. Всего только за сентябрь 1939 года на территорию СССР бежало около 300 тысяч польских евреев.

Вполне очевидно, что массовое бегство евреев происходило в основном из районов нацистской оккупации, то есть оттуда, где им грозила неминуемая гибель. Бежать с тех территорий, куда пришла Красная армия, особого смысла для них не было, в силу уже упомянутой вполне лояльной национальной политики СССР.

Так или иначе, но в течение осени 1939 и всего 1940 года, западные территории Советского Союза, как вновь присоединенные, так и старые, оказались буквально наводнены еврейскими жителями (как местными, так беженцами) из бывшей Польши.

О масштабе бегства еврейского населения в советскую зону контроля можно судить, например, по такому отдельному факту. «К июню 1941 г. еврейское население Кременца на Волыни возросло на четыре тысячи человек за счет беженцев из оккупированной Германией Польши», — свидетельствует Электронная еврейская энциклопедия.

То есть, население этого небольшого городка возросло почти наполовину. Остается добавить, что таких городков, наводненных еврейскими беженцами в 1939-40 г. г. на освобожденных Красной армией землях Западной Украины и Западной Белоруссии, были десятки.

Если бы Советский Союз не предпринял тогда свой освободительный поход, все эти люди, вне всяких сомнений, оказались бы в Освенциме, Треблинке и других подобных местах, выход из которых был только один – через трубу крематория. Иначе говоря, именно СССР своими действиями, в отличие от абсолютного бездействия в то время западных держав, оказался единственной в мире страной, предпринявшей реальные шаги для ограничения масштабов Холокоста на тех европейских территориях, где он, в противном случае, был бы совершенно неизбежен.

По существу, именно за это Российская Федерация сегодня должна, якобы, выплатить компенсацию Польше. Потому что спасение огромного количества польских евреев от уничтожения нацистами и стало главным, человеческим итогом этой миссии Красной армии в 1939 году.

Однако удивляться такому кощунству со стороны нынешних польских властей отнюдь не приходится. Они требуют деньги за этот несостоявшийся Холокост в силу своей вполне определенной логики. А именно потому, что их предшественники накануне войны были очень даже не против в нём поучаствовать под руководством своих германских наставников. Об этом совсем недавно говорил Президент России Владимир Путин, который назвал «антисемитской свиньей» и «сволочью» тогдашнего посла Польши в Германии Йозефа Липского. За то, что тот, в полном согласии со своим варшавским начальством, восхищался планами Гитлера по массовой депортации евреев из Европы. И даже обещал ему за это поставить великолепный памятник в польской столице.

А Советский Союз, получается, всем этим польско-германским грандиозным планам очень сильно помешал тем, что сделал недоступными для нацистского «окончательного решения» примерно два с половиной миллиона польских евреев. Как жителей районов восточной Польши, так и беженцев с Запада. С точки зрения нынешних польских властей это, очевидно, рассматривается как недопустимое вмешательство во внутренние дела Польши, за которое эта страна вправе требовать от России любые деньги.

Юрий Селиванов
Tags: Ад и израиль, В израильской армии дураков не держат, Где твои пейсы?, Изнанка тьмы, Израиль, Черта оседлости, геи и евгеи, геноцид, евгейские абассаки, евгейский вопгос, окончательное ешение евгейского вопгоса
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments