don_bass_99 (don_bass_99) wrote in zampolit_ru,
don_bass_99
don_bass_99
zampolit_ru

Category:

Агония: нефтяная война

Угрозы — оружие тех, кто сам под угрозой.
Джованни Боккаччо



Президент Республики Беларусь Александр Лукашенко за неделю умудрился пройти путь от ликования по случаю очередной «победы» над Россией в Сочи (07.02.20) до угроз начать «отбор» нефти из транзитного нефтепровода «Дружба» (14.02.20). Причем столь эмоциональная раскрутка главы белорусского государства произошла на фоне полного равнодушия Москвы. В тоже время понятно, что «криком делу не поможешь» и «большой» нефти в РБ, как не было, так и нет...

Нефтяной коллапс

Необходимо напомнить, что с декабря 2019 г. в белорусском экспертном сообществе активно раскручивался тезис о том, что Россия, подняв в 2020 г. стоимость нефти с 0,8 до 0,83 мировой цены, рискует не только потерять белорусский рынок, но и столкнется с проблемой реализации на мировом рынке дополнительных более двадцати миллионов тонн своей нефти. На это рассчитывал и А. Лукашенко. Однако, с белорусскими прогнозами все, как обычно, случилось ровно наоборот.

Нефть, предназначенная по индикативному балансу белорусской нефтехимии, резво ушла в Европу и сейчас Минску остается только побираться по российским мелким нефтяным компаниям. Причем, до сегодняшнего дня белорусские нефтяники не договорились о поставке в РБ ни одной бочки. До апреля 2020 г. нефть будет «капать» только от структур М. Гуцериева, что совсем не устраивает А. Лукашенко.

При этом, что-то не видно в Беларуси нефти с Балтики, Черного моря, из Казахстана, Мексиканского и Персидского заливов, а также из Нигерии (на завершившейся неделе посол РБ в РФ В. Семашко встречался с послом Нигерии в России – новые братья-нигерийцы). Придется признать, что Беларусь выпала из мирового нефтяного рынка…

Сомнения

Между тем, внимательное наблюдение за белорусским руководством позволяет предположить, что нефтяной кризис, видимо, что-то нарушил в системе налаженных контрактов на поставку белорусских нефтепродуктов в страны ЕС и Украину. По этим причинам в Киеве очень внимательно наблюдают за перипетиями нефтяной войны между Минском и Москвой.

Дело в том, что А. Лукашенко не просто волнуется за белорусский экспорт нефтепродуктов, обеспечивающих почти половину доходов от внешней торговли республики. Уже появились пока ничем не подтвержденные предположения, что по традициям белорусского бизнеса Минск в 2019 году уже набрал авансов под будущие поставки, которые нечем ему отоваривать. При этом, отказ А. Лукашенко в декабре от покупки российской нефти по цене в 0,83 мировой цены вряд ли вписывается в форс-мажорные обстоятельства (белорусы сами отказались!). В любом случае на фоне нефтяной войны в ближайшие недели эти «темные стороны» нефтяной «жизни» Беларуси и семьи президентских «шейхов» прояснятся…

Логистики нет

Помимо отсутствия свободной нефти на российском рынке, за 3-4 дня после российского-белорусского саммита в Сочи Минску стало ясно, что даже если бы белорусы нашли готовую к продаже нефть, её нечем доставить в Новополоцк и Мозырь. Нефтепровод «Дружба» оказался загружен на 100% и А. Лукашенко остается только облизываться, наблюдая, как мимо него по трубе «пролетает» более миллиона тонн нефти в неделю.

Понятно, что белорусскому президенту категорически не хочется оказаться на обочине мировой экономики, и 14 февраля А. Лукашенко начал возмущаться: «Я никого не шантажировал, сказал: если из России не будет поставлена нефть в нужных объемах (в январе они поставили всего 500 тыс. т — 1,5 млн т недопоставили), мы начнем отбор из транзитной трубы» (https://www.rbc.ru/politics/14/02/2020/5e46a5989a79475a427e5424).

При этом президент РБ, видимо, забыл, что белорусские нефтяники уже начали откачку технической нефти, которая, между прочим, Минску не принадлежит. Между тем, эти действия носят не только криминальный, но и символический характер. С одной стороны, «Белнефтехим» оправдывает воровство чужой нефти «железным доводом»: ««В условиях отсутствия прежних объемов нефти для белорусских НПЗ, необходимости оптимизации возможностей и ресурсов поставок мы используем технологическую нефть. Это наша нефть, она находится в наших трубах на нашей территории» (https://www.vedomosti.ru/business/articles/2020/02/12/822818-iz-druzhbi), что неудивительно. Мы прекрасно помним особую любовь белорусских властей к конфискациям в 2000-2007 годы российского колесного транзита.

Но с другой стороны, получается, что Минск буквально рубит сук, на котором сидит. Дело в том, что в трубе нефтепровода обязательно должна находиться нефть. Без нефти трубу надо проверять, восстанавливать и вновь заполнять нефтью. Получается, что Минск, начав выкачку технологической нефти (она ничем не отличается от обычной, товарной нефти) сам себя отрезал от российской нефти, как, впрочем, и фантастической американской, польской и т.д. Напомним, что А. Лукашенко еще с 2019 года «мечтал» использовать нефтепровод «Дружба» в реверсном режиме.

Итак, придется повторить: без технологической нефти в нефтепроводе, которую уже украл А. Лукашенко, белорусские НПЗ отрезаны от российской нефти. Возможно, что навсегда…

Как говорится, «все когда-нибудь заканчивается: терпение, нервы, патроны…», и белорусский президент, выступая в роли белорусского Герострата, в каком-то невероятном ажиотаже уничтожает белорусскую нефтехимию. Почему и зачем? Неужели в белорусском руководстве считают, что «Транснефть», обнаружив, что трубопроводы, идущие на белорусские НПЗ, опустели, тут же наполнит их новой нефтью? А белорусы её снова украдут… И так по кругу? Хотя такие решения в духе мелких воришек соседских яблок нам знакомы и придется признать, что они в стиле А. Лукашенко. Для объяснения данного феномена, необходимо вернуться в прошлое воскресенье 9 февраля в Сочи.

Проспались

Придется напомнить, что через двое суток после оглушительного провала на встрече с российским президентом, А. Лукашенко так и не удосужился выйти к прессе. Между прочим, и его пресс-секретарь, которая, как выяснилось во время её посещения южной столицы России, виртуозно владеет всем богатством русского языка, так и не смогла собраться с мыслями и выйти к СМИ. В итоге, к журналистам направили того, кого не жалко – первого вице-премьера белорусского правительства.

Заявление Д. Крутого от 9 февраля 2020 г. оказалось сенсацией: «Если говорить о договоренности по нефти, нефтяному рынку, то российская сторона согласилась, что белорусские НПЗ будут покупать нефть по договоренности с российскими нефтяными компаниями по ценам, которые устанавливаются на мировом рынке. Кстати, этого же в течение всех переговоров неоднократно требовали наш Президент, белорусская сторона. Что Беларуси не нужно никаких специальных эксклюзивных условий. Мы хотим покупать нефть по мировым котировкам, и не хуже» (https://www.belta.by/economics/view/krutoj-o-rossijskoj-nefti-budem-pokupat-po-mirovym-tsenam-chego-i-trebovala-belarus-378982-2020/).

Получилось, что на встрече 7 февраля в то время, где В. Путин, наверно рыдая, уговаривал Минск покупать российскую нефть по цене 0,83 мировой, А. Лукашенко бился как лев за право Беларуси покупать нефть исключительно по мировой цене, т.е. 100% (!).

При этом было не очень понятно, зачем вообще А. Лукашенко просил у В. Путина встречи. Белорусский президент мог и без вояжа в Сочи, скупать чуть ли не оптом все залитые нефтью танкеры, оказавшиеся в это время на Балтике или в Северной Атлантике.

Но дальше начался какой-то балаган (ну как без него?). Видимо, уяснив на следующий день, что Дмитрий Крутой как-то резко поднял ставки, его снова направили на медиа рынок исправлять ситуацию по поводу «мировой цены»: «Две составляющие: это цена между компаниями - чистая, без премии, и та пошлина, которая есть по условиям российского налогового маневра на сегодняшний день. Суммарно - это минус 17% к той котировке, которую мы видим на Brent, и все остальное» (https://www.belta.by/interview/view/po-kakoj-mirovoj-tsene-belarus-budet-pokupat-v-rossii-neft-7189/).

После «разъяснений» Д. Крутого, итоге получается, что 7 февраля удивленная Москва, руководствуясь принципом «любой каприз за ваши деньги», естественно, «сдалась» и Минск гордо направился скупать нефть на мировой рынок, включая российский по 83% мировой цены, но без пресловутой «премии» - белорусская версия «мировой цены». Как следствие, уже во вторник, 12 февраля в Беларуси оказались две «мировые цены». Во всем мире одна, а вот тут, на берегах Свислочи, две (!). Сказочная страна…

Правда, как уже отмечалось выше, что очень быстро обнаружилось, что белорусское руководство фатально опоздало и «безпремиальной» нефти в России не оказалось в принципе, хотя 10 февраля Д. Крутой уверял: «Так если этих "капель" будет много. Это и крупным компаниям может быть выгодно. Понятно, что, может, не те объемы уже будут, как раньше, но это объемы, которые обеспечат внутренний рынок, какие-то минимальные экспортные контракты… И доказывать, что наш рынок даже в условиях отсутствия премии все равно является выгодным с точки зрения поставок для российских компаний» (там же).

В общем, Минск уперся и в ближайшее время белорусская нефтехимия перейдет на «капельное орошение». При этом нельзя не отдать должное фантазии белорусского руководства, которое почему-то решило, что российские нефтяные «старатели» толпами побегут к белорусским нефтяным «купцам», которые, естественно, самые хитрые, а А. Лукашенко в очередной раз обведет этих «москалей» вокруг пальца. В общем, люди явно запутались и заврались…

Как известно, «у лжи короткие ножки», и в нашем случае ложь проявилось очень быстро: как мы уже отмечали, Минск начинал с «успеха» переговоров, чтобы через несколько дней угрожать открытым грабежом транзита в стиле Соловья-Разбойника. Приехали…

Троллинг Москвы

Понятно, что в настоящее время белорусский президент испытывает огромные психологические нагрузки. Судя по его поведению на совещании с руководителями государственных СМИ от 12 февраля (тема, к которой мы еще с огромным удовольствием вернемся) и быстрой смене настроения во время поездки в Солигорск (14 февраля) недовольство А. Лукашенко итогами российско-белорусского саммита в Сочи буквально зашкаливало, что иногда приобретало комический характер.

В частности, находясь на своей эмоциональной волне, белорусский президент предложил взамен своей кандидатуры на предстоящих президентских выборов выдвинуть экс-главу АП РБ, а ныне председателя Совета Республики Национального собрания РБ Наталью Кочанову (https://naviny.by/article/20200214/1581688287-lukashenko-predlozhil-kochanovu-na-post-prezidenta-edinogo-gosudarstva). Что А. Лукашенко хотел этим сказать и кому показать, определить сложно, но учитывая просто фантастическое самолюбие белорусского президента, то нельзя исключать, что А. Лукашенко ожидал от Москвы крик ужаса: «О нет, только не эта… Уж лучше Александр Григорьевич!». В общем, мы имеем дело с очень дешевым и примитивным зондажем.

Между прочим, в Беларуси ничего не поняли и решили, что президент шутит. Зря…

Дело в том, что предложение А. Лукашенко в отношении Н. Кочановой представляет серьезный интерес и Москва, скорее всего, её бы поддержала. Причем эта поддержка была бы основана не только на благожелательной оценке особых административных талантов Натальи Ивановны, а скорее из-за понимания, что сейчас даже рядовой дворник из Орши или Бобруйска был бы более вменяемым и договороспособным, чем нынешний глава суверенного государства, напоминающий буйный персонаж из кинокомедии «Свадьба в Малиновке» («Значит будут грабить»). Так что Н. Кочанова вполне сгодилась бы на посту президент Беларуси…

Зато неизгладимое впечатление произвела память А. Лукашенко. Начиная со вторника, 12 февраля, белорусский президента стал все чаще «вспоминать» перипетии его встречи с В. Путиным. При этом глава белорусского государства, очень эмоционально пересказывая диалоги с президентом России, утверждал, что по любому поводу он обязательно заставлял В. Путина соглашаться с белорусским коллегой.

Правда при этом белорусский президент так и не объяснил, почему разгромив российские аргумента за столом переговоров в Сочи, он вернулся из южной столицы России с мировой ценой на нефть (просто какой-то фантастический успех!), но без нефти. Вообще без нефти. Какая-то нефтяная мистика, в которой, понятно, опять виновата Россия.

Откачка?

Можно считать, что А. Лукашенко очень решительно и надменно объявил Москве реальную нефтяную войну, так как считает «раскулачивание» российских нефтяных «олигархов» вариантом какой-то революционной справедливости, почти продразверсткой в отношении обнаглевшего народа, не имеющего даже «знака качества». И он в этом не одинок. Стоит обратить внимание на обвинение Д. Крутого (10.02.20) в адрес российских нефтяных компаний: «То есть они хотят еще на нашем рынке заработать!» (https://www.belta.by/interview/view/po-kakoj-mirovoj-tsene-belarus-budet...). Иными словами, Россия обязана поставлять свои ресурсы в РБ даром и за спасибо А. Лукашенко.

Этот момент очень важен, так как действительно белорусская элита живет в каком-то имперско-иждивенческом угаре, где России отводится роль сырьевого придатка и рынка белорусских товаров, которые нигде, кроме РФ и не купят. Но об этом мы еще будем писать… Есть более важные проблемы.

Итак, А. Лукашенко поставил под вопрос судьбу нефтепровода «Дружба». Будет ли белорусский президент все-таки давать указание откачивать транзитную нефть из нефтепровода? Этот вопрос носит критический характер, так как до настоящего времени А. Лукашенко только угрожал России, но ничего не делал. Решится ли белорусский президент именно сейчас?

С одной стороны, нефти нет и не будет. Но с другой стороны, на дворе 2020 год. Это в январе 2007 года А. Лукашенко, еще не расставшись с мечтами о Кремле, мог решиться на воровство нефти из транзитного нефтепровода. Белорусский президент в те годы считал себя одним из геополитических полюсов, способного диктовать условия России. Однако и тогда смелости у А. Лукашенко хватило только на три-четыре дня. Столкнувшись с жесткой позицией Москвы, которая тут же перекрыла поставку нефти на белорусские НПЗ, Минск, «удивившись» в стиле пойманных с поличным «А нас за шо?», пошел на попятную.

Сейчас не 2007 год и белорусский президент уязвим, труслив и одновременно очень жесток. Исходя из этого, можно утверждать, что он вряд ли решится на столь однозначный шаг, как грабеж нефтяного транзита.

Но с другой стороны не стоит забывать, что белорусский президент является рабом своего настроения и сдерживать свои эмоции ему с каждым годом все труднее. При этом А. Лукашенко буквально бредит местью Москве. Одновременно, его буквально «накрывает» обида за то, что 2,9 млрд. долларов США, полученных Киевом в декабре 2019 года от «Газпрома» не отразились на его карманах. Белорусский президент уверен, что ему Москва «задолжала» на порядок больше…

Итак,

А. Лукашенко пытается угрожать Москве, но он уже не может маневрировать. Он иступлено ищет какой-то нерядовой и очень перспективный «ход», позволяющий ему вырваться из нефтяной, а следом и электоральной блокады. Но А. Лукашенко политически одинок, изолирован и ему уже никто не поможет.

Белорусский президент стоит на пороге политического «бункера» - классического завершающего этапа любого авторитаризма, но он туда очень не хочет, хотя «бункер» его засасывает буквально на наших глазах.

А. Лукашенко обречен делать роковые для себя ошибки. Это агония.

А. Суздальцев, Москва, 16.02.20
Tags: Белоруссия, Белорусская весна, Белорусские абассаки, Белорусское экономическое чудо, МАЛЕНЬКИЕ ХИТРОСТИ, МЕТОДАМИ НОМЕНКЛАТУРНОГО ФЕОДАЛИЗМА, Методы достижения расчётного результата, Но и чужой вершка не отдадим!, Номенклатурный феодализм, ЧУДОВИЩНАЯСИЛАпУТИНЩИНЫ, Черта оседлости, Чтоб сказку сделать болью!, Экономика должна быть экономной!, Экономика или Жизнь, Экономический садизм, Экспроприируем экспроприаторов, окончательное ешение евгейского вопгоса, финансовый терроризм, что охраняю то имею, чтобы товарищ Путин спасибо сказал, чудооружие
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments