Focus on the beautiful things in life (ukhudshanskiy) wrote in zampolit_ru,
Focus on the beautiful things in life
ukhudshanskiy
zampolit_ru

Categories:

Размышлизмы. Если Мы не осудим чудовищные корни путинщины, то кто?

Мы говорим Нет пенсионному геноциду и чудовищным преступлениям путинщины.

За уничтожение людей их никто никогда не судил и не будет судить


Крестьяне, 20-е г.г. У всех одна судьба.

Потому что они по происхождению из сатанинского рода марксистов. А там знают, какие методики применять ко всему человеческому и правильному. Пока Добро шнурки завязывает, Зло полмира оббежит. Жгут бумаги, таблички снимают, следы заметают. И не надейтесь, что когда-то что-то восторжествует. Не восторжествует. Что касается воронежского крестьянина, то его легко было обмануть. Но ведь и не такие умы обманывали! А и сейчас - много ли людей осознало, что произошло?

Альфред Кох написал в 2016 г.

По поводу уничтожения архивов КГБ...

Я был простой крестьянин. 1896 года рождения. В двадцатом годе нам дали земли (спасибо Ленину) поровну - на едока. Я уже был женат. Имел двоих детей. Понятно сунул землемеру бочонок меда. Он и нарезал как следовает: не абы где в буераке, а жирного, ломтями, чернозема.

Воронежские мы.Ну и стали жить поживать. Когда колхозы пришли у меня уже было пятеро детей. Три коня и четыре коровы: две дойные, телушка и бычок на мясо. Сеяли мы яровую и озимую пшеницу и овес. Птица, поросята, огород.

Ясное дело - объявили кулаком. Сослали нас в Архангельскую область, под Котлас. Там младшие все померли от цинги. А старшие убежали кто куда... Через год и баба моя померла. Так остался я один бобылем в неполные сорок лет.
Сыновья мои как сговорившись, в 1936 году написали мне весточки с разницей в неделю, что поменяли фамилии и служат теперь в Красной Армии. А потом собираются на офицерские курсы.

И что сказались они сиротами: мол родители погибли в голодуху три года назад. А если я где скажу, что они мои сыны, то их из армии выгонят как кулацких детей и отправят в лагерь врагов народа.
И тогда я понял, что никого у меня нет и никто меня не может признать. Тогда пошел я побираться и дошел до города Куйбышев, что на Волге.

Там меня арестовали за то, что я украл мешок сахару в вокзальном буфете и объявили врагом народа: железнодорожники тогда были приравнены к военным и получалось, что я украл военное имущество. Так сказал мне следователь.

Дали мне десять лет. Потом, во время войны, добавили еще десять. Тогда всем добавляли... Сидел я в Красноярском крае, недалеко от Тайшета. Валили лес. Вторую десятку я так и не досидел. Как усатый помер, так и я вслед за ним, в январе 1954 года окочурился прямо на лесосеке. Околел, значит, от холода...

И с тех пор, до самого нынешнего 2016 года, всех вестей обо мне было - вот эта желтая от времени папка. А в ней листки с фотографией фас-профиль и протоколами допросов. И пересыльные листки...
Эта папка - это был я. Все что во мне было: мои мысли, моя жизнь, мой труд, мои дети. Все это было эта папка. Вот допустим мой сын (может он уже генерал?) захотел бы про тятеньку что-нибудь узнать. А вот ему мое дело... Читай, почувствуй свою кровь родную... Или другой (адмирал?) тоже поинтересуется...

И лежала она себе, никому не мешала.... А вот мешала! Взяли ее и сожгли... И все. Нет меня совсем. Как не было. Совсем не было. Как и не родился я. Как бы... Мда... Кому моя жизнь урок? Да никому... Может и правильно, что сожгли, а? Как считаете, православные? Зря или не зря я прожил?
https://procol-harum.livejournal.com/1294461.html

См. также:

Марксистская расправа

Столетие гэбухи

Преступная организация заметает следы


Flag Counter



Tags: Путин, путинизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments