March 15th, 2019

checkered

Чудовищный итог ста лет геноцида и сатанократии. Убитое будущее

Революция октября 1917 года должна была стать, по замыслу её творцов, началом Мировой революции, а стало быть, и началом нового общества. Впоследствии большевики очень не любили вспоминать, как они со дня на день ждали победы советской власти в Германии и как рассчитывали в течение нескольких лет ввести вполне себе реальный коммунизм. (Систему, известную как «военный коммунизм», жрецы марксизма-ленинизма смущённо наименовали «временными мерами», хотя документы и свидетельства 1918–1920 гг. прямо-таки вопиют об обратном.) Но, вне зависимости от того, ожидался ли социализм в планетарном масштабе или только в масштабах одной страны, целью Коминтерна было построение нового общества. Классом-гегемоном нарекался пролетариат, но без госаппарата и интеллигенции всё-таки было не обойтись.

Разумеется, старая, русская элита — а с ней и русская интеллигенция — за редчайшим исключением, для новой жизни не годились. И их начали очень активно истреблять. Как следствие, стал вопрос: кто же всё-таки будет обслуживать аппарат власти здесь и сейчас?

Решение было найдено быстро, и оно-то и породило те социальные группы, которые ныне занимают место физически изничтоженной русской интеллектуальной элиты.

Задача стояла не вполне тривиальная: большевики задумывали уничтожить всё, что было дорого и свято для русского народа. Да и сам этот народ предполагалось изрядно порезать. Где же в этом случае искать подходящий для этого кадр?

Что касается рядовых исполнителей, то тут всю механику кадрового подбора очень хорошо описал И. Л. Солоневич. Настолько хорошо, что не грех и процитировать:

«...В 1918 г. в германском Киеве мне как-то пришлось этак "по душам" разговаривать с Мануильским, нынешним генеральным секретарем Коминтерна, а тогда представителем красной Москвы в весьма неопределённого цвета Киеве. Я доказывал Мануильскому, что большевизм обречён, ибо сочувствие масс не на его стороне…

— Послушайте, дорогой мой, — усмехнулся он весьма презрительно, — да на какого же нам чёрта сочувствие масс? Нам нужен аппарат власти. И он у нас будет. А сочувствие масс? В конечном счёте, наплевать нам на сочувствие масс...

Очень много лет спустя… мне стал ясен ответ на мой давнишний вопрос: из кого же можно сколотить аппарат власти при условии отсутствия сочувствия масс.

Ответ заключался в том, что аппарат можно сколотить из сволочи, и, сколоченный из сволочи, он оказался непреоборимым, ибо для сволочи нет ни сомнения, ни мысли, ни сожаления, ни сострадания…

Конечно, эти твёрдой души активисты отнюдь не специфически русское явление. В Африке они занимаются стрельбой по живым чернокожим целям, в Америке линчуют негров, покупают акции компании Ноева ковчега. Это мировой тип. Это тип человека с мозгами барана, челюстями волка и моральным чувством протоплазмы. Это тип человека, ищущего решения плюгавых своих проблем в распоротом животе ближнего своего. Но так как никаких решений в этих животах не обнаруживается, то проблемы остаются нерешёнными, а животы вспарываются дальше. Это тип человека, участвующего шестнадцатым в очереди в коллективном изнасиловании.

Реалистичность большевизма выразилась, в частности, в том, что ставка на сволочь была поставлена прямо и бестрепетно».
Collapse )

Чудовищные корни путинщины. Импотенты
https://rus-vopros.livejournal.com/7447107.html

checkered

Бряканье языком серых сплетников, не знающих, куда себя приткнуть от безделья

Как правильно относиться к соцсетям
https://zanni-persona.livejournal.com/193688.html

В последнее время все яростно обсуждают, что такое соцсети. Кое-кто даже утверждает, что всё зло от них, и начинает их демонстративно избегать. Есть даже такие люди, которые сидят и подчищают всё, что сказано ими в соцсетях, испугавшись, что им за это что-то будет.

Объясняю главный принцип правильного отношения: ничто не ново под Луной, и соцсети в том числе.
Соцсети это всего лишь электронный аналог рыночной или городской площади, где вечно толкутся зеваки, и все сплетничают обо всем. И относиться к этому явлению надо тоже, как к событиям на рыночной площади. Могут на рыночной площади у вас украсть кошелек и подслушать что-то важное из разговора о вашей жизни, а потом злоупотребить этим? Конечно могут, почему нет? В соцсетях всё как в жизни: и преступники встречаются, и порядочные люди. Но в основном, мельком, ненадолго, проходом. Потому что постоянно ошиваются на рыночных площадях в основном только разные прощелыги и все, кто имеет какой-то специфический интерес, например, полиция и спекулянты, а все остальные в конечном счете обязательно расходятся по домам. И все разговоры, которые ведутся в соцсетях якобы очень умными и много о себе воображающими людьми, сгрудившимися под постом какого-нибудь "блогера" - это всего лишь бряканье языком серых сплетников, не знающих, куда себя приткнуть от безделья.

Вот это и есть смысл и функция соцсетей - подменять собой рыночную площадь. Относитесь к этому явлению соответственно, и вы убережетесь от неприятностей, которые подстерегают каждого в общественном месте, будь то рынок, городская площадь или вокзал.

"Звероящер" ведет себя в Белоруссии так, как должен вести любой себя смотрящий за страной-сателлитом

Валерий Карбалевич
Когда летом прошлого года между Минском и Москвой разгорелся конфликт по поводу назначения нового российского посла Михаила Бабича, я написал блог «Посол России - больше чем посол». Там был такой вывод: «Если новый посол начнет жестко отстаивать позицию Москвы, то он может стать дополнительным фактором коенфликтогенности в двусторонних отношениях». Ну, так и произошло.

На интервью, которое Михаил Бабич дал агентству РИА Новости 14 марта, сегодня резко ответил пресс-секретарь Министерства иностранных дел Белоруссии Анатолий Глаз. Представитель МИД пообещал, что «в ближайшее время нашим партнерам будут даны детальные ответы на заявления господина посла».

Collapse )

Интервью Посла России в Белорусии Бабича информационному агентству РИА Новости 14 марта 2019

Корреспондент РИА Новости встретился со спецпредставителем президента РФ по развитию торгово-экономического сотрудничества с Белоруссией, послом России в Минске Михаилом Бабичем, чтобы узнать, о чем договариваются две страны.

— В последнее время особенно активно обсуждается тема углубления белорусско-российской интеграции. Во время недавнего так называемого "Большого разговора" (встреча Александра Лукашенко с представителями общественности и СМИ 1 марта) президент Белоруссии интересовался, почему вдруг в России именно сейчас появилась заинтересованность в развитии Союзного государства. Не могли бы вы ответить на этот вопрос?

— Россия всегда выступала за развитие Союзного государства. Для этого и подписывался Союзный договор, который в определенной степени за эти годы был реализован.
Но когда, начиная с 2000 года по 2010 год, уровень ежегодной финансовой поддержки Белоруссии или выпадающих доходов РФ в наших экономических отношениях находился в диапазоне от сотен миллионов долларов до 2-3 миллиардов, а сейчас это уже 5-6 миллиардов в год, правовых и финансовых возможностей хватало, чтобы обеспечить тот уровень экономической и промышленной интеграции, который мы имеем.
Но на данном этапе развития Союзного государства наши партнеры поставили вопросы и о внутрироссийских ценах на газ, о компенсации налогового маневра (а по сути – (распространение — ред.) выплаты отрицательного акциза на белорусские НПЗ, как предусмотрено российским законодательством для российских НПЗ), увеличении объемов получения субсидий из российского бюджета для белорусских промышленных предприятий наравне с российскими, закреплении на российском рынке доли белорусской сельхозпродукции, возможности выделения еще более дешевых кредитов (а в РФ бюджетные кредиты выделяются под ставку 1%) и так далее.
Если мы действительно строим Союзное государство, то это в целом справедливая постановка вопроса. Но без практической реализации положений Союзного договора о единой денежно-кредитной, налоговой, промышленной, аграрной, инфраструктурной, таможенной и прочей политики перейти на такой уровень интеграции невозможно, ни в финансовом, ни в юридическом плане. Как невозможно это сделать и без формирования институциональных органов управления Союзного государства.
В этой связи, а никак не вдруг, и был поставлен вопрос о необходимости определиться с интеграционным форматом, который мы строим – ЕАЭС, Союзное государство или что-то еще, и в соответствии с принятыми решениями выполнить подписанные и юридически обязывающие договоренности.

Collapse )