drugoy_dolboeb (drugoy_dolboeb) wrote in zampolit_ru,
drugoy_dolboeb
drugoy_dolboeb
zampolit_ru

Categories:

Как старую белорусскую оппозицию вышибли умеренные люди середины или Баллада о вторых номерах

В оценке парламентских выборов экспертное сообщество Беларуси придерживается консенсуса, по тем или иным причинам. Чаще по тем.

Поэтому, собственно, никакого анализа и не происходит. Действительно, что тут анализировать, сходятся во мнении эксперты – кто должен был стать депутатом, тот и стал. Обычно этим дело и заканчивается.

Натурально, из 110 кресел выделить 2 мягких места для условно оппозиционных дам – это вполне себе джентльменство. И где-то даже вызов Великой Белорусской Политической Традиции. И мысленно я всем попавшим в парламент аплодирую, поскольку многих знаю лично как людей достойных и порядочных.

Однако оставим призёров парламентской гонки в покое. Гораздо интересней, на мой взгляд, посмотреть на тех, кто занял вторые строчки. Почему вторые? Сейчас объясню.

Хотя, объяснять, собственно, нечего. Для любого, кто знает, как работает в Беларуси (да и везде, впрочем) политическая избирательная машина, ничего удивительного в моих объяснениях нет. voting-dayПолитическая избирательная машина работает на конкретный результат, на людей, за которых сердцем ударяется центральное и, по нисходящей, местное начальство. Машину не интересует, какой кандидат будет вторым в каждом конкретном округе. Ей, машине, с первым бы разобраться, и желательно без второго тура. Избиратель тут, по большому счёту, ни при делах, он везде одинаковый. Вон, в Штатах 40% избирателей не могут назвать имена кандидатов в вице-президенты на нынешних выборах. Но это ж никому не мешает.

Именно поэтому реальную картину предпочтений белорусского избирателя дают результаты кандидатов, занявших в своих округах второе место. Ну, хотя бы потому, что вторые места, как и последние, впрочем, никого из начальства не интересуют, в силу своей полной политической ничтожности. За очень редким исключением, позиции ниже первой никогда не были объектом престидижитации и жонглирования именно на выборах в Палату представителей Национального собрания Республики Беларусь.

И вот что интересно. На вторых позициях en masse оказались кандидаты, не имеющие никаких политических связей со статусной, махровой, я бы сказал, белорусской оппозицией. Вообще никаких. То есть мы можем говорить, что «старая оппозиция» проиграла не только власти. Она проиграла белорусского избирателя в принципе.

Если вы внимательно следили за реакцией руководителей белорусских оппозиционных структур на результаты парламентских выборов, то никто из них не смог выдавить из себя святые слова: «У нас украли победу». Ни в одном округе оппозиция не смогла предъявить цифры, которыми можно было размахивать да хотя бы перед самими избирателями. Не с чем было взывать о справедливости.

Смотрите сами. Я выбрал, навскидку, по два округа от Минска и областей. Совершенно произвольно. 14 округов. Вот они, наши «вторые номера», встречайте.

  • Чкаловский № 96, КОВЧУГО Екатерина Ивановна, 9,2%, ЛДПБ, (бизнес);

  • Каменногорский № 102, КОВАЛЕВ Андрей Федорович, 10,7%, БПП, (бизнес);

  • Кобринский № 12, МЕХ Александр Васильевич, 17,2%, беспартийный, ИП;

  • Столинский № 16, ШПАКЕВИЧ Валерий Петрович, 26,8%, беспартийный, врач;

  • Оршанский городской № 25, ЖУДРО Сергей Дмитриевич, 7,3%, КПБ, гл. инженер;

  • Поставский № 29, ТАНАНА Дмитрий Владимирович, 8,1%, КПБ, ИП;

  • Мозырский № 42, ШАБАН Иван Геннадьевич, 15,7%, ЛДПБ, рабочий;

  • Хойникский № 47, КОЗЛОВ Олег Викторович, 8,5%, беспартийный, рабочий;

  • Дятловский № 56, ЗАЯЦ Виталий Николаевич, 13,3%, беспартийный, прокурор района;

  • Сморгонский № 59, ВЕШТОРД Ирина Зеноновна, 13,2%, председатель БСДП (Г);

  • Борисовский городской № 62, БОЙКО Григорий Григорьевич, 19,5%, беспартийный, руководитель предприятия;

  • Борисовский сельский № 63, МИХАЛЬЧУК Виктор Викторович, 6,4%, ЛДПБ (финансист);

  • Шкловский № 90, БОЛДЫШЕВСКАЯ Татьяна Ивановна, 7,5%, беспартийная, директор школы;

  • Горецкий № 82, КУКСОВСКАЯ Елена Анатольевна, 20,7%, беспартийная, чиновница.

Итак, перед нами типичные, «умеренные люди середины», по В.С.Высоцкому.

Что вам говорят эти имена?
Да ничего.
Но что-то же они говорят избирателям.
И никто меня не убедит, что бОльшая явка избирателей дала бы другие цифры. Перед нами вообще здесь нет политиков. И только один юрист, да и тот, по правде сказать, прокурор. И есть лидер партии, реально присутствующей в национальном политическом поле. Хотя не уверен, что партийная функционерка известна за пределами Сморгони. И вряд ли тамошний избиратель смог понять, чем социал-демократка честнее и предпочтительнее провластного кандидата, пришедшего первым.

Список вторых номеров можно было и расширить, но мне лень, да и всё равно я практик, пусть над этим аспиранты корпят. Однако цифры показывают, что за двадцать лет белорусская оппозиция потеряла не только политическое лицо в целом. Статусные оппозиционеры потерпели поражение на персональном уровне. Их просто перестали узнавать.

Ну, то есть избиратель, даже тот, который не пришёл на эти выборы, он как бы намекает «старой оппозиции»: «Да вы нули! Вас просто нет!» Но пока ещё никто из вождей, дотянувших при кровавом режиме до пенсии, не взял на себя смелость признать – да, мы пустое место, наше время вышло.

И в 2006, и в 2010 году в Беларуси было довольно много людей, считавших, что надо ещё немного наддать, навалиться, и к оппозиции успех придёт, придёт победа, и свобода нас встретит радостно у входа на Карла Маркса, 38. Именно этот порыв наддать, додавить и получить желаемое, вывел тогда на улицы не одних партийных активистов.

Почему этого не произошло сейчас? Ответ даёт социальный срез «вторых номеров». И этот срез показывает, что от политического успеха «старая белорусская оппозиция» всё дальше. Но одновременно он показывает и слабость власти, поскольку нынешний белорусский избиратель всё менее склонен голосовать так, как он голосовал всегда, то есть голосовать за «начальников».

Это значит, что в Беларуси власть по-прежнему может принимать какие угодно решения. Но вот реализовать она их уже не может в полном объёме. И всё чаще результат действий властных структур в этой парадигме рассматривается обществом как признак ослабления власти.

Ослабление власти, которая традиционно в Беларуси рассматривалась как социальный защитник угнетённого и несчастного народа, ведёт к тому, что всё возрастающая часть белорусов считает традиционный социальный контракт нарушенным. В стране открыто поговаривают, что власть встала на путь удушения народа. «Народ», как таковой, больше не служит ни фундаментом и опорой власти, ни её социальным резервуаром.

Следовательно, сейчас руководству Беларуси придётся искать некие решения для восстановления числа своих сторонников. В силу экономических причин эти решения могут быть исключительно мобилизационного характера. И желательно, чтобы мобилизация белорусского общества совершенно случайно не привела к его расколу. Как на Украине, где тоже реализуется именно мобилизационный сценарий ухода верхушки от политической ответственности.

Ну, вот так как-то, девушки.
АЛЕКСАНДР ЗИМОВСКИЙ
Tags: Белоруссия, Белорусская весна, Белорусские абассаки, Дисциплина и инициатива, Для вас синее - для нас квадратное, За отмену выборов, аналитика, ликбез
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments