Стас Аллов (stas_allov) wrote in zampolit_ru,
Стас Аллов
stas_allov
zampolit_ru

«Социологическая пирамида» НИСЭПИ – ложь ради денег


Во все времена и во всех странах деньги неизменно привлекали различного рода шарлатанов и махинаторов. В современном мире с его IT- и PR-технологиями возможностей заняться финансовыми махинациями стало еще больше. В качестве простого примера, здесь можно вспомнить, раскрученную по телевизору пресловутую АО «МММ», созданную Сергеем Мавроди и обманувшую не одну сотню тысяч доверчивых советских граждан. Нечто подобное удалось выявить и в Беларуси. Основное отличие между двумя «пирамидами» оказалось лишь в сфере деятельности и в подходах к распределению финансовых потоков.

«Независимый институт социально-экономических и политических исследований» (НИСЭПИ) появился в Беларуси в 1992 году, в период громких экономических и политических потрясений. Его основателем стал Олег Манаев, предприимчивый журналист, отлично уловивший, витавшие тогда в обществе настроения. После развала Советского Союза, люди, потерявшие политические и экономические ориентиры метались из одной крайности в другую. В это время рушились идеологии и моральные принципы, пересматривались взгляды на жизнь и отношения к истории, а рейтинг части политиков, выступавших под антикоммунистическими и антироссийскими лозунгами, взлетал на высочайший уровень. Кстати, таких деятелей весьма активно поддерживали западные грантодатели, которые хотели лоббировать свои интересы на постсоветском пространстве. Поняв, как можно легко и быстро заработать, Манаев решился на авантюру.

К новому делу подошел со всей серьезностью. В первую очередь оценил заинтересованность европейских и американских неправительственных организаций, которые щедро выделяли гранты белорусским национал-патриотам, в отчетности о результатах этих капиталовложений. В качестве таких, как раз и могли выступать показатели социологических опросов.

Следующим вопросом, требовавшим оперативного решения, стало финансирование предстоящего бизнеса. Здесь Манаев начал тесно контактировать с западными представителями и в итоге в 1992 году стал одним из учредителей, а затем и председателем правления Белорусского отделения фонда Сороса. Эта организация, известна также как Институт «Открытое общество» (англ. Open Society Institute, OSI). На протяжении десятилетий она тесно сотрудничала с ЦРУ и вела активную деятельность против Советского Союза во время «холодной войны». Впоследствии фонд Сороса станет известен миру, как спонсор и организатор целой серии «цветных революций» в Киргизии, Македонии, Украине и ряде других стран. И хотя в 1997 году деятельность организации была официально запрещена на территории Беларуси, но Манаев не порвал с ней связей. На сегодня основным источником финансирования НИСЭПИ выступают американские неправительственные организации: IRI (Международный республиканский институт), NED (Национальный фонд демократии), а также неправительственная некоммерческая организация PACT. Все они тоже известны своим участием в различных «цветных» и «цветочных» революциях. Помимо того, в числе международных партнеров НИСЭПИ значатся такие организации, как Всемирный банк, Исследовательский институт Радио Свобода/Свободная Европа, Фонд Евразия (Вашингтон, США), Фонд Джона и Кэтрин МакАртуров (Чикаго, США), Вестминстерский Фонд (Лондон, Великобритания), Международный Республиканский институт (Вашингтон, США), Центр международного частного предпринимательства (Вашингтон, США), Европейская комиссия (Брюссель), Информационная служба США, Центр социальных и экономических исследований (Варшава, Польша) и т.д.

Выстраивая свой бизнес, директор новоявленного института поспешил найти и общий язык с белорусской оппозицией, которой требовалось все больше и больше средств на проведение различных протестных и популистских акций. Как признавался впоследствии сам Манаев, уже к концу 1992 года наладились тесные контакты с отдельными белорусскими демсилами, которые использовали институт в своих целях: от использования офисной техники до публикации или сокрытия каких-либо данных.

Разумеется, никакой реальной работой, начинающий махинатор заниматься не собирался. Ведь для того, чтобы по-настоящему вести социологические исследования, необходимо сформировать штат, сделать выборку респондентов, поставить грамотные вопросы, передать бланки интервьюерам, определить маршруты, по которым они будут передвигаться. Затем надо проверять, действительно ли интервьюеры посещали тех лиц, которых необходимо было опросить, соответствуют ли контактные данные и подписи опрошенным людям и т.д. Все это требует очень серьезной координации, непосредственного присутствия и хороших финансовых затрат на оплату труда интервьюеров. Но ведь не для того Манаев создавал свою «социологическую пирамиду», чтобы делиться с кем ни попадя! Гораздо проще и выгодней найти «мертвых душ» среди интервьюеров, а опросные листы раздать для заполнения родственникам и друзьям. И ничего, что подчерк и подписи могут быть похожи. Не опросники нужны спонсорам! Вот и полетели западным грантодателям «подогнанные» отчеты о репрезентативных опросах общественного мнения в Беларуси. Благодарные спонсоры в такой же пропорции стали увеличивать и финансирование «социологической пирамиды».

В отдельные периоды, директор независимого института обходился трем донорам в более чем 300 тысяч долларов США. А ведь были еще семинары, статьи, книги, различные выступления. Из всех этих сумм на имитацию деятельности института, «социологические опросы», ежегодно тратились копейки – всего около 15-20 тысяч долларов. В круговерти подложных документов все было фикцией, даже расписки интервьюеров о получении денежных средств. Западные грантодатели были введены в заблуждение и по поводу реального количества сотрудников «института». Также была отлично организована и имитация деятельности организации. Желая выставить себя перед грантодателями в выгодном свете для получения очередного транша, Манаев не преминал подсчитывать и количество респондентов своего института. Таких, по его утверждению оказалось ни много ни мало – свыше 150 тысяч жителей Беларуси.

Разумеется, долго так продолжаться не могло. И в один не очень прекрасный день, налоговые и проверяющие государственные службы обратили внимание на институт. Манаев решил не дожидаться официального разоблачения и сразу же перешел к нападению, обвинив государство в притеснениях. Привлек к этому делу целую армию оппозиционных журналистов и СМИ. Но ничего не помогло. Белорусское законодательство не пожелало приспосабливаться под авантюристскую социологию.

Местом новой дислокации (в 2005 году – авт.) НИСЭПИ был выбран Вильнюс. И здесь Манаев постарался организовать имитацию бурной деятельности. В интернете был создан сайт института, где постоянно выкладывались некие отчеты о деятельности, о проведенных соцопросах, широко освещались семинары, лекции, брифинги, в которых неизменно принимал участие сам Манаев. На сайте указывались контакты и адрес расположения института. У любого посетителя электронной странички складывалось впечатление о солидности организации, тем более, что и ее офис, согласно информации размещался в престижном районе Вильнюса. Впрочем, реальность отличалась от представленного в виртуальном мире. По указанному на сайте адресу, точно также, как и в Беларуси, ни самой организации, ни ее представителей не существовало.

После переезда НИСЭПИ стал еще более тесно сотрудничать с белорусской оппозицией. Однако в отношениях уже наметились негативные тенденции. В принципе и в 1990-х между Манаевым и лидерами национал-патриотов происходили недопонимания и стычки, но эти трения не достигали таких серьезных масштабов, поскольку тогда еще не было настолько мощного раскола внутри демократического лагеря и так сильно лидеры оппозиции не нуждались в западных грантах. Теперь же ситуация изменилась. Как признался Манаев в одном из своих многочисленных интервью, первый открытый и острый конфликт возник во время президентских выборов 2006 года. «До выборов и сразу после них некоторые лидеры оппозиции начали нам говорить, какие данные они хотели бы получить. После выборов рекомендовали не публиковать данные опроса. На некоторые компромиссы мы пошли(!)», – подчеркнул директор НИСЭПИ.

Недовольная несговорчивостью Манаева, белорусская оппозиция через свои польские интернет-ресурсы «Хартия`97» и «Белорусский партизан» обрушила на него упреждающий удар, опубликовав статью под заголовком «Социология» при диктатуре», в которой представители оппозиции поставили под сомнение данные опросов НИСЭПИ. Подключилась к этому и «БелГазета», опубликовавшая интервью с одним из основателей партии «Белорусский народный фронт» (БНФ) Юрием Ходыко. Оппозиционер прямо обвинил Манаева в популизме. «Гордыня – одна из слабостей Манаева, выходящая за рамки научной строгости социолога. Он все время обучает оппозицию, но оппозиция в большинстве своем не хочет считаться с его данными. А он гнет свою линию, как будто учить оппозицию политике и поведению – его прямая обязанность. С течением времени это стало просто общим местом: никто к критике и советам Манаева просто не прислушивается. На мой взгляд, роль Манаева в сегодняшней политике Беларуси в значительной степени маргинальна», – заключает Юрий Ходыко.

В свою очередь «социологический махинатор» поспешил парировать нападение и, воспользовавшись услугами своих информационных спонсоров – газет «Наша Нiва», «Народная Воля» и Интернет-портала TUT.BY обрушил на оппонентов шквал критики. Возмущенный критикой «Хартия`97» Манаев прямо говорит: «Система «отбраковки» своих и чужих (событий, людей, взглядов) действует все более жестко и бескомпромиссно. Кто «не так» говорит и пишет, просто удаляется и вычеркивается. Самый яркий, «показательный» пример – это, конечно, «Хартия’97. Я не хочу такую полемику принимать в расчет: здесь или непонимание сути дела, особенно если мы говорим о «Хартии’97» или совершенно сознательный расчет, построенный на собственных политических и прочих интересах. И в том, и в другом случае полемизировать с такой критикой совершенно бессмысленно».

Также в монологе Манаева достается и белорусской оппозиции: «Почему, например, данные сентябрьского опроса о том, что геополитические предпочтения белорусов склоняются к Европе, активно используют представители оппозиции, а вот по явке избирателей на выборы цифры их не устраивают, и они говорят, что мы не тех и не так опросили. Спрашивается: если опрос плох, как же вы из него выдергиваете одну цифру и считаете ее нормальной, а другой цифре не доверяете, потому что опрашивали не тех?». В интервью БелаПАН Манаев был еще более категоричен: «Когда политики (белорусская оппозиция) видят выгодные для них цифры, они цитируют их, используют в своих программах, на партийных съездах, в отчетах. Когда какие-либо цифры им не нравятся, они начинают критиковать».
Такая жесткая полемика между Манаевым и лидерами белорусской оппозиции продолжалась достаточно долгое время, пока летом нынешнего года анонимный источник не передал журналистам одного из официальных СМИ настоящую «бомбу» – пакет внутренних документов НИСЭПИ, в том числе и касающиеся последнего опроса. Их анализ позволил не только вычислить схему «социологической пирамиды», но и увидеть, чего стоят все эти репрезентативные опросы общественного мнения.

Информация в документах раскрывала такие махинации, что даже социологи с большим опытом работы были шокированы. Так, в частности, директор Центра социологических и политических исследований БГУ Давид Ротман назвал документы НИСЭПИ «полным бредом» и нарушением всех правил проведения социологических опросов, поскольку анализ документов показал, что респонденты, если они опрашивались, то опрашивались не случайным образом. Более того, не представляется возможным проверить интервьюера, проводил ли он опрос на самом деле. Кстати, из-за отсутствия маршрутных листов у НИСЭПИ в свое время возникли трения с законом, и поэтому организация зарегистрирована за рубежом. «Но убежали не только от законов государства, но и от законов социологии как науки. Ведь без маршрутного листа проверить, как работает опросная сеть и работает ли вообще, невозможно», – резюмировал Давид Ротман.

В свою очередь, еще один известный белорусский социолог директор Института социологии Национальной академии наук Беларуси и по совместительству руководитель Комиссии по опросам общественного мнения при НАН, профессор Игорь Котляров, ознакомившись с документами по последнему опросу, отметил: «Теоретически, их интервьюеры могли обзвонить людей по телефону. Но как опросить 1500 человек из Литвы? Судя по анкете, каждый респондент должен был потратить 40-60 минут (стоимость телефонного звонка из Литвы в Беларусь – $0.15 в минуту – авт.), чтобы ответить на все вопросы. Провести такой опрос нереально и чрезвычайно затратно с финансовой стороны. Кроме того, человек просто не будет отвечать на подобные вопросы по телефону, тем более это не анонимный опрос».
Кроме того, профессор также подчеркнул: «Мы неоднократно обращались к Независимому институту социально-экономических и политических исследований с просьбой, чтобы они аккредитовали свой институт в нашей комиссии (необходимо для официальной деятельности в Беларуси – авт.), приглашали их к сотрудничеству. Однако никаких ответов в течение последних лет шести мы не получали».

И в завершение один любопытный факт. Когда вскрылась правда о «пирамиде» НИСЭПИ, практически все белорусские оппозиционные ресурсы предпочли скромно промолчать. Никто не сказал ни одного слова в защиту Манаева и его института. Лишь один из информационных спонсоров «социологического махинатора» белорусский Интернет-портал TUT.BY попытался его обелить. А это все свидетельствует лишь о том, что кроме проплаченных СМИ, все остальные «независимые» информационные ресурсы знают правду и объективно не доверяют результатам репрезентативных опросов общественного мнения, проводимых «Независимым институтом социально-экономических и политических исследований».

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments