rimmir (rimmir) wrote in zampolit_ru,
rimmir
rimmir
zampolit_ru

Воспоминания агента госбезопасности



В 1960-е годы советские граждане были уверены: НАШИ разведчики распутают и разоблачат все гнусные планы и замыслы противников нашей Родины.
 В этом их убеждал герой первой отечественной "шпионской" киноленты "Подвиг разведчика" (1947 г.) Алексей Федотов (артист Павел Кадочников), похищавший под Ровно гитлеровского  генерала.
 В 1968 г. на экраны вышел фильм "Ошибка резидента", рассказывавший о вербовке иностранной разведкой полюбившегося отечественным кинозрителям веселого и беззаботного уголовника Бекаса, оказавшегося на поверку  советским разведчиком Павлом Синицыным (блестящее исполнение роли Михаилом Ножкиным принесло ему всесоюзную славу).
Имена же и судьбы не вымышленных, литературно-киношных, а подлинных участников и героев этой незримой борьбы всегда остаются неизвестными "широкой общественности"
И мало кто мог тогда себе представить, что именно в это время в баварском Мюнхене разворачивалась разведывательная операция Комитета государственной безопасности СССР, по степени риска и мужеству исполнителя главной роли, вполне сопоставимая с  этим захватывающим киносценарием.
И книга, которую вы держите в руках - уникальна.
И уникальность ее в первую очередь, состоит в том, что никогда ранее в нашей стране не издавались воспоминания агента КГБ, более двадцати лет проработавшего на немалой должности в мюнхенском "логове" американской разведки - Радиостанции "Либерти" (Радиостанция "Свобода").
Уникальна она также и потому, что читателю предоставляется редчайшая возможность попасть на "кухню" иностранной разведки, ощутив тревожное биение пульса времени.
В одном из сообщений в КГБ СССР о ее авторе было сказано следующее: «Если Туманов на самом деле беглый матрос, за которого он себя выдает, то на Западе он получил хорошее образование. Он умен и проницателен. Его следует рассматривать как опасного врага советского государства». С этой "аттестацией" Олегу Александровичу довелось познакомиться в штаб-квартире советской разведки в Германии, до 1994 г. располагавшейся в берлинском пригороде Карлсхорсте. Естественно, в ней недоставало таких личностных характеристик, как: мужественен, смел, находчив, способен идти на оправданный оперативный риск.
А в честности и искренности автора предстоит убедиться каждому, кто прочитает следующие строки: " Я был одним из них – типичный московский парень шестидесятых, ни хуже и не лучше, чем большинство. Я мог  отслужить на флоте, вернуться домой, найти подходящую работу и жениться на любимой девушке… Но мной судьба распорядилась иначе. Сейчас, очень скоро, с минуты на минуту мне предстояло расстаться с прошлым и фактически  его предать… Своим побегом я клал конец всему, чего достиг и добился к своему двадцати одному году. На родине меня назовут трусливым предателем, а военный трибунал, вероятней всего, приговорит к смерти. Всех    моих родных допросят в КГБ, а кого-то из них, возможно, ждут трудности на работе или учебе из-за «связи с изменником родине». Вероятно, никто из них никогда не узнает правду об Олеге Туманове…
И как сложится моя новая жизнь на чужбине? Кем я стану однажды, через день, через год или спустя десять лет? Внезапно мне стало очевидно, сколь маловероятны мои шансы попасть туда, где я когда-то смогу в той или иной мере быть полезным КГБ". 
Для лучшего понимания исповеди разведчика современному читателю следует напомнить некоторые реалии более чем пятидесятилетней давности.
И пусть его не удивляет поставленное перед агентом задание: осядешь в какой-либо стране на Западе и внедряешься в эмигрантскую среду. Живешь там пару лет обычной жизнью и осваиваешься, обретаешь себе знакомых и присматриваешься. Когда почувствуешь, что интегрировался, напиши письмо родителям, о том, как ты живёшь. Через это письмо мы тебя найдем...
В середине 1960-х годов, вследствие принятия новой внешнеполитической доктрины "наведения мостов", Вашингтон дал команду вновь не только активизировать работу по стимулированию побегов граждан из социалистических государств, но и активной работы спецслужб с этими перебежчиками.
Однако, надо полагать, бывший директор ЦРУ США Аллен Даллес хорошо знал цену этим перебежчикам. За год до побега Туманова в ставшей бестселлером на Западе книге "Искусство разведки" он подчеркивал:
"Мы сами  должны  определять,  когда,  где  и каким образом мы должны действовать (надо полагать,  при  поддержке  других  ведущих  стран свободного мира, которые смогут оказать помощь), учитывая при этом требования нашей собственной национальной безопасности... Важную  роль должны сыграть разведывательные службы с их особыми методами и средствами.  Это нечто новое для нынешнего поколения, тем не менее, весьма важное для успеха дела".
Я не утверждаю, продолжал Даллес, "что все так называемые дезертиры (dezerters) бежали на Запад по идеологическим  мотивам.  Некоторые стали на этот путь потому,  что их постигла неудача в работе,  другие поступили так из  опасения,  что при  очередной  перетряске государственного аппарата они могут быть понижены или могут иметь еще худшие неприятности; были и такие, кого  привлекли  физические соблазны жизни на Западе - как моральные, так и материальные...
Жизнь в коммунистическом мире опротивела им, и они жаждут чего-то лучшего.  Вот почему применительно к таким людям я употребляю термин "дезертир" очень осторожно и заранее  извиняюсь. Я предпочитаю называть их «добровольцами".
Обращаясь к своим западным коллегам,  дипломатам  и  государственным деятелям,  Даллес делился самым сокровенным:
"За  железным  занавесом имеется много  неизвестных  нам недовольных людей,  которые всерьез думают о побеге из своей страны... Таким людям можно помочь, убедив их в  том,  что  они будут тепло встречены и обретут у нас безопасность и счастливую жизнь. Всякий раз, когда вновь прибывший политический перебежчик, выступая в передаче "Голоса Америки", скажет что он уже находится у нас и что к нему хорошо относятся,  другие  люди за железным занавесом,  которые обдумывают такой же шаг,  наберутся решимости и вновь начнут обдумывать,  как бы получить назначение за границу...".
От государственных чиновников,  которым,  по сути дела, и  была адресована эта книга, Даллес не считал нужным скрывать, что "часть дезертиров со стороны коммунистов оказывается совсем не тем, за кого их можно принять.  Некоторые,  например,  в течение долгого времени работали за железным занавесом в качестве наших агентов "на месте" и  перебежали  на  Запад  лишь после того,  как они (или мы) пришли к выводу,  что дальше оставаться им в стране  стало  слишком опасно....
Дезертирство кадрового разведчика противной стороны является, естественно,  большой удачей для контрразведки.  Ведь с точки зрения количества и содержания полученной при этом информации такой источник равноценен прямому проникновению на какой-либо срок в разведывательные штабы противника. Один такой доброволец-разведчик может буквально парализовать на несколько месяцев работу покинутой им разведслужбы. США  всегда  будут  приветствовать тех,  кто не хочет больше работать на Кремль" .
Упоминаемые в "Исповеди..." Олега Туманова Народно-трудовой союз (НТС) и Организация украинских националистов (ОУН) представляли в то время организации , активно сотрудничавшие со спецслужбами государств, где находились их филиалы-отделения - от Бельгии и Голландии до Франции и Германии, Канады. Хотя основным "заказчиком музыки", продюсером и режиссером, безусловно, было Центральное разведывательное управление Соединенных Штатов Америки. Первоочередной задачей этих организаций являлось выявление советских граждан - от туристов до работников транспортной сферы, загранкомандированных специалистов, дипломатов, участников разного рода международных обменов: студенческих, научных, культурных и спортивных.
Они выполняли функцию некоего невода, забиравшего весь попавший в него улов, тщательно разделяя его в дальнейшем. Занимались они в этой связи, демонстрируя "искреннюю и бескорыстную заботу" о человеке, в силу разных причин, оказавшемся беженцем или перебежчиком, его проверкой и глубоким изучением потенциальной пригодности к использованию в целях "тайной войны". Причем именно они и ощущали себя, и торжественно именовали "бойцами невидимого фронта".
Именно из этого "улова" выбирались и "счастливчики" для обустройства на управляемых ЦРУ радиостанциях "Свободная Европа" и "Свобода" ("Радио "Либерти", до мая 1959 г. она именовалась "Освобождение"), а в 1975 г. состоялось их организационное слияние, после чего они выступали уже под единым именем РСЕ/РС.
В изданной в России в 2012 г. книге "Безнадежные войны", бывший руководитель израильской "Натив" Яков Кедми, официально признает, что все эфирное вещание радио "Кол Израэль" ("Голос Израиля") проходило предварительный "политконтроль", то есть цензуру, этой, созданной еще в 1952 г., спецслужбы. Причем впервые официально, даже сам факт ее существования, был признан Израилем только... в 2004 году!
Книга Якова Кедми интересна и в том отношении, что в ней он также признает: все, что писали отечественные СМИ о деятельности израильских спецслужб против СССР - полностью соответствует действительности! Именно таковыми и являлись задачи "Натива".
далее см.:
http://www.proza.ru/2016/11/29/1832
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments