Focus on the beautiful things in life. (ukhudshanskiy) wrote in zampolit_ru,
Focus on the beautiful things in life.
ukhudshanskiy
zampolit_ru

Чудовищная цена путинщины. Геноцид и война без войны.

Оригинал взят у ukhudshanskiy в Чудовищная цена путинщины. Геноцид и война без войны.
Год за годом наше общество демонстрирует не только увеличившуюся смертность, но и перенапряжение душ, которое адекватно странному слиянию предвоенного и военного напряжения. Это шоковое состояние, которое мы за собой часто не замечаем, поскольку свыклись и поняли, что от него бежать невозможно. Если вспомнить реальные послевоенные настроения, то понятно, чем такое состояние завершается не в книжках - состояние пессимизма и обиды. В своё время в СССР это настроение удалось перебороть лет через пятнадцать только за счет объявления Сталина сволочью и преступником, роста уровня жизни и запуска Гагарина в космос. Я, кстати, застал людей, которые после полета Гагарина сохранили это настроения. В Прибалтике же и на Западной Украине состояние пессимизма и обиды продолжало существовать даже в 80-ые. Так что, конечно, у нас страна безудержных оптимистов, способных лет через пятнадцать-двадцать залечить раны нынешнего состояния шока. Это в теории, а на практике мы живем в психологическом состоянии уязвимости и напряженности, присущей военному времени. Если выживем, будем называть себя потерянным поколением.

Оригинал взят у kosarex в Что происходит? - Война без войны.
У нас поколение воспитано на военных фильмах, где война это массы добровольцев у военкоматов, броски под танки с гранатами, напряженные лица у репродукторов на площадях, готовых при очередной сводке с фронта сжимать кулаки по случаю отхода войск и кричать ура по случаю взятия одной деревни, рабочие у станков, борющихся за перевыполнение плана и готовых прямо у станков спать, чтобы подольше работать за миску супа, волевые лица конструкторов, создающих оружие победы, бессонное правительство, дети, пишущие на фронт и умоляющие папочек побольше замочить гадов, сознательные лица женщин, ждущие писем с фронта и пишущие на фронт о том, что у них всё в порядке, они готовы терпеть всё ради победы. Ничего не забыл? Нет, забыл многое, забыл про митинги, про собрания колхозников, обсуждающих вопросы повышения урожайности с воплями "всё для фронта, всё для победы", забыл волнение партийцев, читающих наказы партии, забыл героизм летчиков, рвущихся на таран, забыл радость солдат, получивших к вечернему котелку каши фронтовые сто грамм, ... Сколько я всего забыл, но это живо, это память о доблестных фильмах, выступлениях ветеранов, игре актеров, покрывающихся томатным соком при смертельных ранениях, это парады, речи вождей, сказы учителей, игра в Зарницу и т.д.
На самом деле всё обстоит несколько иначе. Почитайте Хемингуэя, война в Испании, в гостинице подорожало виски и подешевели шлюхи, но, если человек пьет местное испанское вино, ему уже не до сравнения расценок на виски с расценками на шлюх. В баре веселятся, корреспонденты спешат выполнить план по публикациям и оправдать свою зарплату с надбавками за фронтовые. Можно купить машину и поехать на фронт или от фронта, а можно нанять машину с шофером. Народ не столько митингует, сколько думает, как прожить на скудные деньги, все вроде бы нормальные, напряжение где-то внутри.

Про войну в Ливане как востоковед я знаю несколько лучше. Всё-таки знакомые там побывали. Один километр от фронта и начинается мирная жизнь, везде торгуют, открыты магазины, лавочники с лотками улыбаются и зазывают к товару, работают рестораны, казино, бордели. Даже можно встретить арабских туристов, приехавших выпить виски и вина, поиграть в рулетку и развлечься в борделе. Народ уже не обращает на громкие заголовки газет и обещания - завтра мы возьмем тот или этот небоскреб! Все знают, что по другую линию фронта схожие обещания - завтра возьмем... Год назад обещали, что завтра возьмут, полгода назад обещали взять ещё больше, пока угомонились, обещают взять ровно столько же, что и год назад. Конечно, непрелично и опасно ехать через линию фронта и узнавать, что там. Могут пристрелить, но, если бизнес требует, есть во фронте окошки, встретит компаньон, провезут, примут, обратно отпустят. У сотрудников иностранных посольств и корреспондентов свои каналы связи, ездят туда и обратно по мере надобности, берут интервью, в которых то, что появится потом в газетах - наше дело правое, завтра мы возьмем небоскреб, победа будет за нами, международная обстановка требует от нас, друзья спешат на помощь, враги не ожидали нашей решительности, блин, дайте нам, наконец, ещё денег и оружия...

Узнаете войну? В том-то и фокус, что такое как бы только на Донбассе. В других местах как бы войны нет, или есть война, но с кем, непонятно. Доблестные герои АТО работают в Москве и в Варшаве. Некоторые уже устроились в украинские ресторанчики в качестве швейцаров и, улыбаясь, приглашают внутрь. Но они не являются чем-то главным, символизирующим настроения, которые можно воспринять как военные. Проститутки на Ленинградке тоже не воспринимают себя дочерьми войны. Кляты москали это не добровольцы на Донбассе, а мерзавцы, которые едут мимо на машинах и в автобусах и даже не желают воспользоваться их услугами. Мусульмане скучковались, пьют пиво, но обсуждают поиски обычной работы на стройке или в магазине, а не воспросы трудоустройства наемниками на фронт. Местные жители заняты своими делами, кто-то ищет работу, кто-то после работы спешит домой или бежит по бабам, у большинства вопросы чисто семейные, дети, теща, планы на отпуск, конечно, экономия, где дешевле купить съестное, где дешевле купить одежду и ничего героического.

Проще с правительством, Думой, администрацией президента. Там можно уловить настроение, соответствующее знаменитому "война всё спишет". Там настолько вжились в это настроение, что даже не задумываются, что оно изначально произросло из простенького - воруй, отставка Путина всё спишет. Там воюют - принимают закон О трех хворостинках, там озабочены превращением молочной продукции в антимолочную, состоящую сплошняком из пальмового масла, там пытаются поддержать строительство за счет разрушения исторического центра Москвы. Ничего, война за бабло всё спишет. Причем, никто не думает, что воюют не с неким противником, а с населением. Там пытаются сочетать несочетаемое - рост цен во имя прибыли со стабилизацией цен во имя обуздания общественного недовольства. Идут маневры - в очередной раз решили пообещать голодным талоны на питание, но после выборов, когда про обещание можно будет забыть за ненадобностью. Иногда вкус победы сочетается с горем - олигарх Мельниченко купил очередную, гигантскую яхту, но вдруг её арестовывают и требуют ещё два-три процента от изначальной стоимости. Воюют дипломаты, воевали год за Хиллари, потом год за Трампа, теперь пора воевать против Трампа. Погибших на войне хоронят с почестями.

Работники СМИ охвачены войной почти поголовно. Они зовут, стращают, призывают и честно признаются, что они как на войне. Но работники СМИ даже не обращают внимание, что они и в дни мира как на войне с нашими мозгами. Когда они признавались, что СМИ живут мирно и в мире с потребителями их информации? Никогда. Но они реально на войне, просто не знают и не хотят себе признаться, когда СМИ в состоянии мира, а когда в состоянии войны. Открою страшную, военную тайну. СМИ находятся в состоянии войны, когда в погоне за результатом теряют обычную осторожность и критичность, когда они захвачены идеей - победа или поражение любое враньё спишут. Если посмотреть на дело именно так, то мы последние четыре года из войны не вылезаем, в отличии от подлого Запада, который начал воевать, то есть врать больше обычного, только по случаю выборов в США и их результатов. Ведь что такое война для СМИ? Первая мировая, первые дни, рядовой Кац в одном штыковом бою заколол 14 немцев. Это война, уберите ухмылку и не спрашивайте - что, Кацу даже патронов не дали? В винтовке пять пуль, мог бы хоть одного немца пристрелить для разнообразия. Ответ понятен - уберите ухмылку, не мешайте нести правду народу, сейчас война! Вторая мировая, первые дни, рядовой Овчаренко топором убивает 20 немцев, добирается до немецкого пулемета и убивает всю роту. Блин, он сперва эти 20 немцев к земле приклеил, чтобы немцы разбежаться в стороны и достать оружие не могли? Ответ - не порть нам, жалкий враг народа, работу по донесению правды до населения! У нас война, народ, раздави шпиона и паникёра!

Народ, кстати, очень чутко реагирует на СМИ, только ведет себя не как в фильмах, а как вели себя в Бейруте и окрестностях во время Гражданской в Ливане или в Мадриде, все видят, что виски и водка дорожают, а проститутки дешевеют, СМИ истерят, правительство воюет уже не только с жаждущими отопить свой дом валяющимися в лесу хворостинками, даже до грибников и гомеопатов добрались. Можно даже придумать анекдот в стиле эпизода в фильме В семь часов вечера после войны - два фронтовика рассуждают о жизни и себе, как потерянном поколении. Один - во всем виноваты грибники и гомеопаты. Второй - причем здесь грибники? Первый - тогда и не вини в войне гомеопатов! На заднем плане Медведев изрыгает слова в граните, а проворные таджики шустро складывают из слов обелиск Победы и Поражения. Сюрреализм и война взаимосвязаны. Война-то не только на фронте и в тылу происходит, она в душах. И наше время это время особой войны, войны прежде всего в душах. Стреляет и выполняет планы по производству оружия очень ограниченное число лиц. Остальное в душах, выдержать натиск на душу и не перевести её незаметно для себя в режим военного времени просто невозможно. Сирия и Донбасс это только видимые признаки неустойчивости бытия как бои за небоскреб в Бейруте. Да, небоскреб не взяли, но, если возьмут, что делать тем, кто живет внешне абсолютно мирной жизнь за километр от небоскреба? Отступать на километр нельзя, там уже все места заняты, там тоже торгуют, работают, воруют, делают разный шахер-махер, придется отступать на десять километров, там свободнее, но там нет бизнеса. Уже одни пострадали из зоны боев так, как у нас пострадали от закрытия предприятий, превращения ещё работавших городов в бесперспективные дыры, сияющие глазницами опустевших пятиэтажек, от коррупции и криминала, от невозможности организовать бизнес, от наезда власти. Сейчас ещё держимся, а завтра непонятно. Вот и надо перевести душу в режим военного времени, быть готовым к сюрреалистичному развитию событий. Сейчас ещё, вроде, не призывают, а ведь могут и зубы скалят. Сегодня у тебя семья, завтра могут выгнать из семьи, чтобы твой кусок съесть. Сегодня воюют с курящими, завтра могут начать войну с любителями принимать душ по утрам. В общество индуцировали состояние неопределенности и готовности к краху.

Лучше всего демонстрируют состояние общества гигантские урожаи белых грибов. Грибы-то реагируют не на сводки новостей, не на наличие или отсутствие стрельбы за тысячи километров от них. Они реагируют на настроение ноосферы. Напряжение чревато переменами, грибница торопится до перемен успеть вырастить побольше грибов и выбросить споры в воздух на всякий случай. Год за годом наше общество демонстрирует не только увеличившуюся смертность, но и перенапряжение душ, которое адекватно странному слиянию предвоенного и военного напряжения. Это шоковое состояние, которое мы за собой часто не замечаем, поскольку свыклись и поняли, что от него бежать невозможно. Если вспомнить реальные послевоенные настроения, то понятно, чем такое состояние завершается не в книжках - состояние пессимизма и обиды. В своё время в СССР это настроение удалось перебороть лет через пятнадцать только за счет объявления Сталина сволочью и преступником, роста уровня жизни и запуска Гагарина в космос. Я, кстати, застал людей, которые после полета Гагарина сохранили это настроения. В Прибалтике же и на Западной Украине состояние пессимизма и обиды продолжало существовать даже в 80-ые. Так что, конечно, у нас страна безудержных оптимистов, способных лет через пятнадцать-двадцать залечить раны нынешнего состояния шока. Это в теории, а на практике мы живем в психологическом состоянии уязвимости и напряженности, присущей военному времени. Если выживем, будем называть себя потерянным поколением.

Tags: геноцид, путинизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments