drug_gogo (drug_gogo) wrote in zampolit_ru,
drug_gogo
drug_gogo
zampolit_ru

Лука ещё не ушел, а белоруссы уже его деньги делят.... Аж перья летят!


Артем Гарбацевич
Шпаковский, Дермант и «быдло шкловское» — как белорусские деятели клянчили деньги на передел Европы

В интернете опубликован дамп электронной переписки человека, фамилию которого, видимо, никогда не слышали. Кто выложил в интернет его переписку — оставим это под вопросом.
Человека зовут Александр Усовский, родился он в Белоозерске, гражданин Беларуси, живет в Витебске.

Официальное занятие — писатель. Это — официальное. А деньги он зарабатывает иным способом.Как следует из дампа, в 2014 году он получил 100 тысяч евро на организацию пророссийских акций в Венгрии, Словакии, Чехии и Польше. Ну как пророссийских — это были акции по разжиганию польско-украинской, венгерско-украинской и т.д. вражды. Но к этому мы вернемся позже, как и к его «книгам». Нас, прежде всего, заинтересовала белорусская часть переписки Усовского. В число его контактов входили деятели, чьи фамилии на слуху. Это Алексей Дермант, Александр Шпаковский, Александр Синькевич.

Нас заинтересовали также оценки Усовским Александра Лукашенко и белорусских чиновников — в основном матерные.
Прежде чем перейти к содержанию переписки, несколько вступительных замечаний. Как следует из переписки, Усовский на свою деятельность в 2014 году получал деньги из России — он считает, что из окружения российского олигарха Константина Малофеева. Того самого Малофеева, который, по официальной версии, финансировал штурмовой отряд Стрелкова, события в Одессе и Харькове и захват административных зданий в Донецке и Луганске.

Чем же занимался Усовский в странах Восточной Европы? Вот помните недавний марш памяти «про́клятых солдат» в Гайновке? В нем участвовали лишь пятеро из Гайновки, остальные приехали откуда-то, но марш повысил градус недоверия между поляками и белорусами на Подляшье.
Примерно на таких акциях специализировался и Усовский. Например, раскрашивание украинского памятника в Грушовицах. Да, польские неонацисты на деньги, переброшенные из Кремля через белоруса Усовского, осквернили украинский памятник, чтобы обеспечить сюжет для российских СМИ.

Неприметный человек, который жил в этот период в Витебске. А немалыми деньгами распоряжался. Такие бы деньги да Леше Дерманту в руки или Александру Шпаковскому!

Ты будешь «носить Brioni», «наматывать шелковые портянки», «Ягуары XF покупать», — соблазняет последнего Усовский. И Шпаковский продолжил переписку.

Алексей Дермант, Петр Петровский, Вадим Гигин, Александр Шпаковский в эфире российского телевидения (слева направо).

Вернемся к белорусской части опубликованных документов. Дамп переписки содержит тысячи сообщений, поэтому мы решили разбить материал на несколько частей.

Активист «Правого альянса» и охранник Милинкевича

Александр Шпаковский появился на белорусской сцене в середине 2000-х как один из активистов «Правого альянса». В 2006 году он даже охранял Александра Милинкевича во время президентских выборов. Уже тогда внимание его друзей по организации обратил тот факт, что, в отличие от своих соратников, он избежал задержания после событий на Площади.

Шпаковский отработал некоторое время учителем и сотрудником администрации Фрунзенского района Минска. После этого он возглавил инициативу «Антимак» по борьбе с белорусским наркотическим лобби.

В переписке с Усовским Шпаковский намекает, что имеет в милиции вес — сожалеет о назначении Карпенкова в ГУБОПиК, заявляя, что если бы того назначили в Службу безопасности президента, то «они бы тогда натворили дел».

А Усовский, в свою очередь, советует Шпаковскому: «Саня, уходи из милиции».

Цель — распространение «Имхоклабов» по Восточной Европе

Так или иначе, в переписке Шпаковский с Усовским строят планы русификации Восточной Европы: их воображение рисовало себе выход Словакии и Венгрии из ЕС, вхождение этих стран в Таможенный союз, революцию в Польше…

Под свои проекты они ищут деньги как у российских структур, так и белорусских органах власти.

Это снование за деньгами смахивает местами на триллер, местами — на анекдот.

План у товарищей был следующий: создать в странах Вышеградской группы информационные порталы по примеру сайта «Имхоклаб.лв»

Далее, за «пять лет настойчивой пропаганды» они рассчитывали радикально изменить настроения в странах Восточной Европы.

«Мне Подгородецкий [этот персонаж пророссийского полумира заслуживает отдельного расследования — НН] обещал дать инструменты для управления двигателем« Имхоклаба.лв», мы на его базе создадим демонстрационную версию того, что я планирую создать в польской, венгерской, словацкой и чешской зоне интернета, но для сайтов нужен контент. Хотя бы 25—27 текстов для начала, и впоследствии по 4—5 обновлений в день. После нужно определиться, в каком виде мы хотим видеть Имхоклаб.бай, а после этого набить контента, у тебя есть тексты?» — пишет Усовский Шпаковскому.

«У меня текстов — километр», — заверяет Шпаковский.

Таким образом, проект «Имхоклаб.бай» обсуждается Шпаковским и Усовским еще в 2013 году — за два года до начала его работы в Беларуси и за год до того, как Усовский сконцентрируется на обслуживании российских интересов относительно Украины.
«Почему не мы мягкая сила России в Беларуси?»

Пару слов об идеологии этого круга.

Усовский объясняет Шпаковскому, что хочет жить в Российской империи, чтобы «прозападная публика была либо на лесоповале, либо в эмиграции».

А вот что Усовский пишет о Второй мировой. Холокост он отрицает, считает его выдумкой евреев (стиль и правописание оригинала):

Alexander Usovski 24 ноября 2013: «У моего одноклассника Гены Данилковича мама прошла через Освенцим. Пинская еврейка, маленькая девочка. Привезли её в Освенцим больной туберкулёзом, вместе с родителями. Немецкие врачи её вылечили. Она выросла, вышла замуж, родила двух сыновей и умерла в возрасте 78 лет. Гена подал документы на компенсацию — и немцы ему выплатили 4.5 тысячи евро, как сыну жертвы Освенцима. Они в Освенциме за два года задавили газом и сожгли четыре с половиной миллиона человек. И есть особи, которые в этом свято убеждены. Терапия здесь бесполезна».

Alexander Usovski 24 ноября 2013: Особенно умиляет меня байка о Циклоне Б. Наши в Освенциме в январе сорок пятого нашли целые залежи пустых банок. И всякие эренгбурги в голос заверещали — травили немцы евреев этим циклоном Б!

Его приятель отвечает:

Viacheslav Kounitski 24 ноября 2013: Бл*дь, за*бали уже суки с этой хуцпой! Ну и как тут антисемитом не стать?

Впрочем, эти люди относятся как к «недочеловекам» не только к евреям. Вот что они пишут об украинцах задолго до Майдана:

Alexander Usovski 5 ноября 2013: Хохлы с треском обосрались — а что ждать от генетических холопов?

Это то, что нужно знать об истинных идеях этих людей, которые на публику распинаются о «недопустимости пересмотра итогов Второй мировой войны», «украинских фашистах», «белорусских бандеровцах» и т.д.

Для продвижения своих идей Шпаковский и Усовский мечтают создать «фонд». Сумма им нужна «не детская».

Усовский ноет, что нужно искать «настоящих русских», которые могут дать много денег, вместо того, чтобы «и дальше клянчить копейки у Чижа».
Шпаковский периодически приезжает в Витебск «по наркотикам», а вместе с тем встречается с Усовским, обсуждая планы создания фонда.

Надеясь на интерес к теме высших кругов страны, друзья кладут свой план на стол Виктору Шейману, но тот грубо отвечает им, что «не с вашим свиным рылом лезть в калашный ряд».
Александр Шпаковский 27 марта 2013: «нашим свиным рылом да в калашный ряд». Свиное рыло у кого? У нас или у Родины?

«Ничего страшного, будем отрабатывать первоначальный вариант», — успокаивает Усовского Шпаковский.

Усовский спрашивает, может ли Шпаковский выйти на олигарха Виктора Медведчука — кума Владимира Путина, а также главу Администрации президента Украины во времена Леонида Кучмы.

Тот отвечает, что может, но прежде всего нужно довести до конца дело с Чижом.

«Тысячу-другую он бы мне дал, а больше — вряд ли», — осаживает коллегу Усовский.

Одновременно с этим он начинает педалировать тему книги о Северине Наливайко (лидера казацкого восстания XVI века), которая будет рассчитана на украинскую публику и в которой будет проводиться идея, что Запад никогда не помогал Украине, поэтому ее единственная надежда — на Москву.

«Пока денег не хватает, нечего рыпаться», — пишет Усовский.

«Конечно, деньги нужны. В конце апреля буду в Москве, буду искать», — обнадеживает Шпаковский.
«Короче, Виктор мой с Медведчуком больше не работает. Не сошлись по итогам проекта по оплате социологических услуг с одним из боссов движения «Украинский выбор», поэтому посоветовать кого-то не сможет. Сегодня пришлет координаты доверенного лица Медведчука, которое там принимает решения. Некий бывший председатель КС Украины. Говорит, чтобы контактировал напрямую, так как все, что связано с Беларусью, очень интересно.

Здесь и исторический пример Наливайко из-под пера белорусского историка с последующими презентациями в Киеве и Минске пойдет! Бабла там, кстати, как грязи»,
— уже в апреле 2013 года пишет Шпаковский.
И продолжает, мол, нужно давить на Медведчука, ведь его фонд — это soft-power России в Украине [Soft-power - мягкая сила. — НН.]

«Почему мы не soft-power России здесь [в Беларуси]?!» — возмущается Усовский.

«Soft-power России здесь — это Баранчик и «Румол», — отвечает Шпаковский и добавляет, что Медведчук получает деньги под проект присоединения Украины к Таможенному союзу, поэтому их концепции также могут получить финансирование.

Глазьев молчит, Фонд Горчакова выслушивает

Друзья хотят попросить денег у помощника президента России Сергея Глазьева, а также пишут «записку» Медведчуку.

«Помощником по Беларуси у тебя пойдет Чурилов Егор Александрович», — пишет Шпаковский. Чурилов — друг Шпаковского по группе «Цитадель».

Но на письма в Москву друзьям никто не отвечает.

«Не понимаю, почему они не отвечают», — возмущается Шпаковский.

«Если абстрагироваться от обстоятельств, то этот фонд и его инструменты для работы в информационном поле — это структура для лоббирования ЛЮБЫХ интересов! Государственных, частных, корпоративных, общественных — ЛЮБЫХ! И если мы создадим такую структуру, то сможем просто тупо зарабатывать на ней бабло», — не успокаивается Усовский.

Шпаковский спустя некоторое время сообщает Усовскому, что познакомился с менеджерами Фонда Горчакова (структура, которую финансирует российский МИД).

«Жду тебя в Минске, чтобы обсудить это дело», — подбадривает он своего друга.

«Вообщем, шансы на деньги от этих чертей есть?» — спрашивает тот. Шпаковский отвечает, что да.
Перед встречей с менеджерами Фонда Горчакова, друзья совершенствуют свой «план захвата Восточной Европы» и в надежде на деньги отправляют его еще и Павлу Зарифулину — лидеру Международного Евразийского движения.

Медведчук Шпаковскому и Усовскому в деньгах отказывает. Те начинают ходить на приемы в словацкое посольство на встречи с послом Марианом Серваткой и параллельно снова пытаются выклянчить денег у белорусских властей, но тщетно.

В процессе обсуждения в адрес Александра Лукашенко звучит немало неприятных эпитетов.

Приводим здесь оригинал переписки:

Александр Шпаковский: «Государству не нужен твой проект, он не отвечает сегодняшней установке Лукашенко. А установка была простая: «не заниматься политикой, а продавать трактора там, где есть наше дипломатическое присутствие». Именно этим мерилом будет определяться качество работы. В этом мире подобный проект мог бы быть интересен КНР или США, но ни с теми не с другими общих интересов нет у ТЕБЯ. Постмодерн, ничего не попишешь».

Alexander Usovski: «Дурак твой Лукашенко. Тракторы будут продаваться там, где у Беларуси будет хорошее реноме. А хорошее реноме создается грамотным пиаром и хорошо поставленной рекламой. А этот лысый дурак с каждым днем становится все тупее и тупее. Мне иногда больно на него смотреть….».

Аляксандр Шпакоўскі: «Я не говорю, что ты не прав, а тем более далек от мысли, что прав Лукашенко. Чиновник это лишь проводник государственной политики. Это его роль, иной роли у чиновника быть и не должно. Государственную политику у нас определяет Президент, а разрабатывает АП на основе его поручений. Я тебе объясняю политику партии, чтобы ты реально смотрел на вещи. Предлагать чиновнику что либо выходящее за пределы его мандата — дело абсолютно неблагодарное и бесполезное».

Alexander Usovski: «Я смотрю на вещи более чем реально. Просто мне больно от того, что страну возглавляет стремительно впадающий в маразм старик».

Аляксандр Шпакоўскі: «Потому и ответов на свои предложения ты не получил».

Alexander Usovski: «А это говорит о том, что нашим чиновникам даже элементарная вежливость неведома. Быдло шкловское, бл*дь…»

Впечатляет, что после таких высказываний Шпаковский не прекращает деловой коммуникации с Усовским.
100 тысяч евро на пророссийские акции

Настойчивость друзей из Беларуси в Москве замечают и какие деньги дают — правда, не из государственных фондов — видимо, Шпаковскому и Усовскому не до конца доверяют, а якобы от частного лица, вышеупомянутого Малофеева.

Усовский получает на сто тысяч евро. За эти деньги он подкупает различные маргинальные круги в Польше и странах Вышеградской группы.
В Польше происходит антиукраинская акция — «националисты» решают вспомнить старые обиды и оскверняют украинский памятник в Грушовицах.

Усовский просит распиарить видео — число просмотров на нем маловато, чтобы отчитываться перед российскими спонсорами.

Шпаковский критикует ролик и советует переслать его Михаилу Малашу — еще одному человеку из окружения Вадима Гигина и, в дальнейшем, автору белорусского «Имхоклаба».

«Ему все равно делать не *уй, пусть поработает за Русь. Я бы [потом] скинул Андрюхе Коваленко, который людей на Донбасс отправляет. И еще парочке людей из Администрации президента и МИД [АП и МИД РФ — авт.]. А то даже им показывать стремно», — передает Шпаковский задание Малашу, чтобы он отредактировал ролик.
Усовски объясняет ему, что главное не художественные достоинства видео, а число просмотров под ним: мол, только это интересует спонсоров.

«Ясно, пропиарю», — пишет Шпаковский и закидывает в свой фейсбук.

Усовский впечатлен стилистическим оборотом приятеля и советует увольняться из МВД и снова становиться писателем.

При этому дела у них идут в гору — «ты работаешь с диссидентами настолько хорошо, насколько это можно делать», — рассыпает комплименты Усовскому Шпаковский. Тот признается, что хочет создать на эти деньги реальную политическую силу в Польше, которая будет ориентироваться на Россию.
Повод есть — предстоящие выборы в Сейм.

В конце 2014 года 100 тысяч евро заканчиваются (Усовский успел купить с этой суммы себе машину). Больше Малофеев не дает.
Alexander Usovski: «Саня, мы тут с московскими коллегами решили замутить некоммерческую организацию для расширения влияния России в Восточной Европе. И хотим пустить шапку по кругу — упирая на то, что у нас есть опыт, есть люди и есть планы. Как ты думаешь, сработает?».

Аляксандр Шпаковский: «Смотря какой круг».

Alexander Usovski: «По московским толстосумам».

Аляксандр Шпаковский: «Можно попробовать. Ты в Москве теперь?».

Alexander Usovski: «Нет, уже в Витебске».

Аляксандр Шпаковский: «Жаль, я завтра в Москве. Пересеклись бы».

Шпаковскому ставится задача искать другие каналы финансирования — снова у белорусских властей.

Они пренебрежительно именуются «белорусики», которые «как всегда — ни рыба ни мясо».

При этом обращает внимание повседневная переписка, которую друзья ведут вне обсуждения, откуда бы взять деньги.
Alexander Usovski: «Саня, привет! Шо за х*йня происходит с ляписами? Я просто в ах*е от количества материалов об их концерте в Вильне — что на тутбае, что на кпбай. Ты что-нить понимаешь?».

Аляксандр Шпаковский: «Не-а. Я просто понімаю. что зісер-волк в овечей шкуре. который очень ложно воспринимается нашими колхозниками как «лояльный».

Alexander Usovski: «Не волк, а шакал. Они или конченые лохи, или готовятся к дележу лукашенкиного наследства, когда с помощью зиссеров лука ляснеться».

Аляксандр Шпакоўскі: «Или готовятся к дележу лукашенкиного наследства — это больше похоже на правду. Сашу сознательно подводят к завершению».

Дайте денех!

Избалованный легкими деньгами из Москвы в 2014-м, периода эйфории «Русской весны», Усовский предлагает создавать новые организации для расширения влияния России в Европе, впоследствии хочет собрать сотню блогеров из Вышеградских стран и привезти их на экскурсию в Беларусь во время выборов. Деньги просят у белорусского МИД — часть их друзья надеются положить себе в карман, Шпаковский добивается встречи с Владимиром Макеем…

В белорусском МИД денег им не дают. Усовский реагирует остро.
Александр Усовский: «Уверен, что начальник отдела внешнеполитического анализа МИД, как и весь наш МИД — у*бан и придурок. Или просто мразь. Людей там точно нет».

Александр Шпаковский: «Начальник Управления МИД — обычный чиновник, служака, очень грамотный человек. Но он не выйдет за пределы инструкций».

Параллельно, в декабре 2014 года, Усовский пишет Шпаковскому, что находится в Москве и уже «предварительно обсудил белорусский проект».

Друзья начинают искать деньги под него в Российском институте стратегических исследований (РИСИ), где руководит Леонид Решетников — человек, уверенный, что белорусский язык придумали в Советском Союзе.

Шпаковский даже указывает конкретных лиц, которые решают там финансовые вопросы.

Alexander Usovski: «Только что говорил с Гузенковой [зам. Решетникова — НН] — РИСИ ничем не может помочь. Собственных денег у них нет, а искать спонсоров Решетников не хочет».

Александр Шпаковский: «П*здеж».

Alexander Usovski: «Я говорил с Гузенковой — не производит она впечатление серьезной тётки, так, п*здобольша какая-то…».

Александр Шпакоўскі: «Ты еще кому то давал свои умозаключения по Польше?»

Alexander Usovski: «Да, давал, еще в октябре, людям Шеймана»

Александр Шпаковский: «1) Люди Шеймана какую организацию представляют? 2) Ты давал этим людям последних два документа?».

Alexander Usovski: «1. Управление делами президента 2. Нет».

Александр Шпаковский: «Хорошо. потому как начальник отдела внешнеполитического анализа МИД утверждает, что им уже известны твои мысли. Что Гузенкова?»

Alexander Usovski: «Ничего, спрыгнула».

Аляксандр Шпакоўскі: «Я почитал очень внимательно: откровенно говоря белорусам это не уср*лось, исходя из сегодняшней политической логики. А о завтра в Беларуси не думают. Но почему соскочили русские? Тема отличная. РИСИ финансировал в Украине такую ху*ню, что сложно себе представить».

Кроме того, они просят денег у Семена Уралова — руководителя проекта «Вести. Евразия».

Усовский оценивает свои способности политтехнолога очень высоко — пишет, что лучше его был только немецкий политик времен Третьего Рейха Эдмунд Веензенмайер.
Но со второй попытки отказывает ему и Решетников — в ответ Шпаковский пишет, что уже даже и не знает, где искать деньги.

Обещает свести с людьми из администрации президента России, но ничего не получается.

Затем задерживают Чижа. «Хороший был мужик, книжки мог спонсировать», — с сожалением пишет Усовский.
Больше финансовые моменты Усовский и Шпаковский в переписке не обсуждают, но денег страшно не хватает.

На то время в Беларуси уже начинает работу сайт «Имхоклаб», руководство которым перехватывает Алексей Дермант.

Усовский отказывается от своих идей по пророссийской революции в Европе, а вместе с этим и от крупных финансовых претензий. Вместо этого он становится рядовым автором «Имхоклаба» и ввиду своей неосмотрительности проваливает систему финансирования «имхоклаба» в Беларуси.

Об этом будет вторая часть нашего материала
http://nn.by/?c=ar&i=186457&lang=ru
Tags: Белорусская весна, Белорусские абассаки, Экономика должна быть экономной!, Экономический садизм, Экспроприируем экспроприаторов, провокаторы, пройдохи и мошенники, хи-хикс
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments