Россия-Сегодня (sssr_cccr) wrote in zampolit_ru,
Россия-Сегодня
sssr_cccr
zampolit_ru

ОККУЛЬТНЫЕ КОРНИ ГЕРМАНИИ - 32.

Федеральный общественный виртуальный медиа-холдинг «Россия-Сегодня» начинает публикацию цикла статей немецкого автора Николоса Гудрик-кларка. Многим читателям будет интересно ознакомиться с теорией оккультных корней Германии и зарождением сверхсекретных организаций «Туле» и «Аненербе». Окунёмся вместе с писателем в далёкое прошлое истории и прикоснемся к тайным мистическим доктринам.



Ариософия и Адольф Гитлер.

Австрийские учёные были первыми, кто предположил, что Гитлер черпал материал для своих расистских политических идей из бестселлеров Ланца фон Либенфельса. В начале 1930 Август Ноль осмеивал нацистов перед студенческой аудиторией Венского Университета, отмечая, что немецкий лидер просто позаимствовал свои идеи у пользующейся дурной славой и непритязательной «Ostara». Это первое полемическое размышление было подхвачено Вильфридом Дэймом после войны. Дэйм был психолог, имеющий особый интерес к политическим идеологиям и сектантским убеждениям. Когда Ноль упомянул о сходстве странных идей Ланца с целями нацизма, Дэйм крайне заинтересовался этим и в результате написал книгу о нацизме как извращённой религиозной системе. Существование фанатического отца за спиной нацистской идеологии должно было придать особенный вес этому тезису. Вскоре выяснилось, что Ланц ещё жив и двое учёных отправились брать у него интервью, в его доме, в Вена-Гринцинг. 2 мая 1951 года Ланц рассказал Дэйму, что Гитлер посещал его в редакции «Ostara», в Родауне, в 1909 году. Ланц вспомнил, что Гитлер рассказывал о своей жизни на Фельберштрассе, где он мог покупать «Ostara» в ближайшем табачном киоске. Он также сказал, что его крайне интересуют: расовые теории Ланца, и он хотел бы купить несколько старых номеров для завершения своей коллекции. Ланц отметил, что Гитлер выглядел крайне бедным и подарил ему необходимые номера, поскольку две кроны пригодились бы ему, чтобы вернуться в центр города.
Сообщение Ланца подтверждается и независимыми источниками. В соответствии с полицейскими записями Гитлер действительно проживал с 18 ноября 1908 по 20 августа 1909 на Фельберштрассе 22/16, мрачной улице на северной стороне Westbahnhof, где он поселился после того как вынужден был оставить комнату, которую делил с Августом Кубичеком. Дэйм также выяснил в Австрийской Табачной Компании, что киоск в это время помещался в первом этаже Фельберштрассе 18. Ланц не мог бы знать этих деталей, если бы ему не сообщил о них Гитлер. Упоминание о бедности Гитлера также выглядит правдоподобным, в годе 1909 года состояние Гитлера резко уменьшается; осень и зима были наиболее тяжёлым периодом в его жизни, в это время он наскоро отогревался в теплицах, а еду и постель искал в ночлежках. Наконец, необходимо помнить, что Ланцу едва ли нужно было выдумывать связь Гитлера с идеологией нацистов в 1951 году: Вена была оккупирована союзниками, политические исследования быстро развивались. Поэтому выглядит вполне возможным тот факт, что Гитлер наносил визит Ланцу и что он был регулярным читателем «Ostara».
Для того чтобы дальше продвинуть свидетельство Ланца, Дэйм взял интервью у Йозефа Грейнера, которого он рассматривал как главного свидетеля жизни Гитлера в Вене после 1908 года. В послевоенной биографии Гитлера «Das Ende der Hitler-Mythos» (1947) Грейнер утверждал, что был близко знаком с Гитлером в мужском общежитии на Мельдеманштрассе, в Вена-Бригиттенау, где Гитлер жил с февраля 1910 до отъезда в Мюнхен в мае 1913. 31 декабря 1955 Грейнер сообщил Дэйму дополнительные подробности о жизни Гитлера в общежитии. Он вспомнил, что Гитлер владел значительной коллекцией «Ostara», там было, по меньшей мере, 50 номеров в стопке около 25 сантиметров толщиной. Показывая копии первых серий «Ostara» Дэйму, Грейнер сказал, что он помнит характерный рисунок кометы на обложках самых первых номеров. Он рассказал о жарких спорах Гитлера с его приятелем по имени Грилл о расовых идеях Ланца фон Либенфельса. В более позднем разговоре с Дэймом Грейнер утверждал, что однажды Гитлер и Грилл отправились в аббатство Heiligenkreuz, чтобы узнать там настоящий адрес Ланца.
Несмотря на убеждение Дэйма в том, что память Грейнера прочна, а его сообщения точны, эти свидетельства должны быть рассмотрены с крайней осторожностью. Прежде всего, грейнеровская биография Гитлера настолько неточна и так изобретательна по части деталей, что некоторые учёные вообще сомневаются, знал ли Грейнер Гитлера. Наиболее серьёзные сомнения возникают, когда дело касается дат. Грейнер сообщал Джетзингеру, что он был знаком с Гитлером по общежитию в 1907, и что их знакомство прекратилось, когда он уехал продолжать обучение в Берлин в 1909. Но поскольку Гитлер поселился в общежитии только в начале 1910, Грейнер не мог встретить Гитлера, если только не ошибся датами. С другой стороны, воспоминания Рейнгольда Ганиша, другого приятеля по общежитию и продавца гитлеровских картин, действительно указывают на человека по имени Грейнер, жившего в общежитии. Видимо, Грейнер все же знал Гитлера, но забыл точную дату. Но его склонность к выдумкам обнаружила себя и в интервью Дэйму, вряд ли Гитлер мог желать получить адрес Ланца у монахов Heiligen Kreuz, если у него уже были номера «Ostara», на которых был указан адрес редакции, к тому же он уже посещал Ланца в 1909 году. Визит в аббатство не мог произойти и раньше, поскольку тогда не было человека по имени Грилл, компаньона Гитлера по предполагаемой экскурсии в Heiligenkreuz, они познакомились в общежитии только в 1910 году. Единственное ценное свидетельство Грейнера, касающееся возможного влияния Ланца на Гитлера, состоит в том, что Гитлер владел полной коллекцией «Ostara» и часто обсуждал его теории с Гриллом во время своей жизни в мужском общежитии.
На основании свидетельств Ланца и Грейнера можно говорить о внутреннем основании идеологического сходства между Ланцем и Гитлером. Наиболее важным совпадением является их манихейско-дуалистический взгляд: мир разделяется на свет голубоглазых и светловолосых арийцев и тьму неарийских демонов, отвечающих соответственно за добро и зло, порядок и хаос, спасение и разрушение. Арийцы рассматривались обоими как источник и инструмент всякого блага, аристократизма и творческого действия, тогда как неарийцы неизменно связывались с порчей, разложением и разрушительными стремлениями. План Ланца по обеспечению расового превосходства арийцев как эхом отозвался в Третьем Рейхе: законы о запрещении межрасовых браков, уничтожение низших рас и размножение чистокровных германцев путём полигамии и создания материнских домов «SS Lebensborn» в целях заботы о незамужних матерях, – все это уже присутствовало в «Ostara». Гитлер разделял и отношение Ланца к сексу и супружеству. Оба подчёркивали исключительную ценность брачных отношений, но женщин рассматривали двояко. Ланц говорил о женщине как о «взрослом ребёнке» и осуждал их капризы, заводящие в тупик дело размножения господствующей расы своим предпочтением низших расовых меньшинств. Для Гитлера женщина была любимой вещью и его собственные сексуальные отношения характеризовались странной смесью почтения, страха и отвращения. Но Гитлер принимал отнюдь не все аспекты идеологии Ланца. Ланц мечтал о панарийском государстве с правительством Габсбургов в Вене, тогда как Гитлер презирал австрийскую династию и обращал свой взгляд от её расового Вавилона к материнской почве Германии. Доктрина Ланца была насыщена элементами католического и цистерцианского богослужения: молитвами, причастием, идеей пришествия расово чистого мессии Christ-Frauja, созданием общин для Ордена Новых Тамплиеров; разработка церемониала могла быть малопривлекательна для Гитлера, он отрицал ритуалы католицизма как изжившие себя, а нового германского мессию позже видел в себе. С другой стороны, Гитлер очень любил вагнеровские описания рыцарей Грааля, и эта симпатия вполне могла сделать его восприимчивым к идее Ланца о рыцарском ордене, сражающемся за чистоту арийской крови. В разговоре от 1934 года Гитлер отдал дань этой мысли:

«Как можно остановить вырождение расы? Сможем ли мы создать избранное сообщество действительно посвящённых? Орден, братство Тамплиеров вокруг священной Чаши чистой крови?».

Эта фраза в равной мере может быть отнесена и к предвоенной встрече с Ланцем, его Ордену Новых Тамплиеров и к операм Рихарда Вагнера. В период Третьего Рейха издание трудов Ланца было запрещено, его организации, ONT и Lumenclub, официально распущены по приказу гестапо. Возможно, эти меры были результатом общей политики нацистов, запрещавшей различные ложи и эзотерические группы, но также может быть, что Гитлер сознательно пытался уничтожить всякую связь между собственными политическими идеями и сектантскими взглядами Ланца. Одна монография Ланца, «Das Buch der Psalmenteutseh» (1926), находилась среди сохранившихся 2 000 томов личной библиотеки фюрера, но нет ни убедительных доказательств, что эта книга вообще читалась, ни существенной связи с самой идеологией Ланца, поскольку это скорее литургическая работа. К тому же остаётся действительным тот факт, что Гитлер никогда не упоминал имя Ланца ни в каких зафиксированных разговорах, речах или документах. Если Гитлер находился под влиянием своего контакта с «Ostara», едва ли мог он не ссылаться на это. Впрочем, его стремительная политическая карьера в Германии 1920-х годов и титанический масштаб его роли в 1930-х вряд ли позволяли указывать на дешёвые памфлеты заумного венского мистика как на источник его первоначального вдохновения.
На основании существующих доказательств, следовательно, можно предполагать, что Гитлер действительно читал и коллекционировал «Ostara» в Вене. Её содержание помогало ему сформулировать и прояснить собственные возникающие убеждения о дуалистической природе человечества, мирового развития, а также поддерживало чувство возложенной на него миссии по спасению мира. Если его знакомство с Ostara ограничилось номерами, которые появились между концом 1908 и серединой 1909, он должен был быть знаком с эмпирическими исследованиями Ланца о расовых характеристиках, различиях между белыми и чёрными, с дискуссиями о женщинах, феминизме и сексуальности в отдельных номерах. Если он продолжал собирать номера в мужском общежитии между 1910 и маем 1913, он мог столкнуться с более широким горизонтом манихейской фантазии Ланца о борьбе между белыми и чёрными за расовое превосходство. Продолжая подписываться на «Ostara» в Мюнхене, он неизбежно прочитал бы о ланцевской концепции Грааля как центральной мистерии арийского расового культа, а также познакомился бы с материалами по «ариохристианским» тамплиерам. Но даже если бы Гитлер не видел больше номеров «Ostara» после своего отъезда из Вены, он всё же мог усвоить основные аспекты ариософии Ланца: тоску по арийской теократии в форме божественной диктатуры светловолосых и голубоглазых немцев над всеми низшими расами; веру во враждебный заговор таких низших рас против героических германцев на протяжении всей истории: апокалиптическую надежду на пангерманский золотой век, в котором осуществится арийское господство над миром. Собственно, такой чёрно-белый дуализм служил гранитным основанием и для гитлеровских взглядов на жизнь.
Свидетельства о знакомстве Гитлера с Гвидо фон Листом и его арманизмом менее надёжны и опираются на третью сторону и некоторые литературные предположения. Когда в 1959 году Дэйм читал в Мюнхене лекцию о Ланце фон Либенфельсе, он упомянул о его связи с Листом по венской среде арийских оккультистов. После лекции к Дэйму подошла некая Эльза Шмидт-Фальк, которая сообщила, что Гитлер регулярно посещал её и её последнего мужа в Мюнхене. В эти встречи Гитлер часто упоминал о своём чтении Листа и с энтузиазмом цитировал книги старого мастера. Гитлер также говорил ей, что некоторые члены Общества Листа в Вене снабдили его рекомендательными письмами к Президенту Общества в Мюнхене, но это будто бы оказалось ни к чему, поскольку Ванек был «то ли смертельно болен, то ли уже умер» к моменту прибытия Гитлера в Мюнхен. Другие мюнхенские источники подтверждают интерес Гитлера к Листу. В 1921 году доктор Бабетта Штайнингер, одна из первых членов нацистской партии, подарила на день рожденья Гитлеру эссе Tagore о национализме. На форзаце она написала личное посвящение:

«Адольфу Гитлеру моему дорогому Арманенбрату».

Обращение к эзотерическому термину указывает на их знакомство с работами Листа. Другим свидетелем знакомства Гитлера с Листом стал Кубичек. Он описал рисунки Гитлера к пьесе, которую он написал, когда они жили вместе в 1908. В драме излагался конфликт между христианскими миссионерами и германскими жрецами языческих гробниц в горах Баварии. Гитлер легко мог заимствовать этот сюжет из «Die Armanenschaft der Ario-Germanen» Листа, опубликованной в том же году, немного раньше. Эльза Шмидт-Фальк состояла в генеалогической исследовательской группе нацистской партии в Мюнхене в 1920-е годы. Она утверждала, что часто встречалась с Гитлером и знала его ещё по Вене. Если верить ей, Гитлера особенно впечатляла «Deutsch-Mythologische Landschaftsbilder» и он имел первое издание этой книги. Он также высоко ценил «Der Unbesiegbare» (1898) и часто спорил с ней на арио-германские темы. Её другие показания сводились к следующим утверждениям:
- Гитлера вдохновляла идея Листа о подземных исследованиях в Соборе Святого Стефана в Вене;
- Гитлер был настолько заинтригован захоронением винных бутылок в Карнунтуме в 1875, что намеревался эксгумировать эту «первую свастику» сразу после захвата Австрии;
- восхищение Гитлера перед фольклорным творчеством Листа заставило его просить её написать «Bayrisch-Mythologische Landschaftsbilder» об окрестностях Мюнхена;
- другие нацистские лидеры, Людендорф, Гесс и Эккарт также читали Листа.

Обилие сообщений Шмидт-Фальк превращает её в сомнительного свидетеля. Нет никаких доказательств особенного интереса Гитлера к археологии или фольклору. Если Гитлер читал только первое издание «Deutsch-Mythologische Landschaftsbilder», он не мог знать историю о свастике в Карнунтуме, поскольку она появилась только во втором издании в 1913. Источник её сведений о круге чтения Эккарта, Гесса и Людендорфа не выяснен, равно как неясно когда она впервые услышала от Гитлера об аннексии Австрии. Эти утверждения могли бы только указывать на её участие в нацистском движении, по меньшей мере, с 1923 и весь период Третьего Рейха. Интерес Гитлера к генеалогии, помимо собственной, с особыми ссылками на родословную других нацистских лидеров, которые она изучала для него, также выглядит недоказанным. Но даже если свидетельства Шмидт-Фальк не вполне точны, остаётся посвящение Штайнингер от 1921, доказывающее знакомство Гитлера с Листом.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

Николас Гудрик-кларк.

Источник:
http://rustod.ru/futurologiya_i_konspirologiya/okkultnye-korni-germanii---32./
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments