Россия-Сегодня (sssr_cccr) wrote in zampolit_ru,
Россия-Сегодня
sssr_cccr
zampolit_ru

ОККУЛЬТНЫЕ КОРНИ ГЕРМАНИИ - 33.

Федеральный общественный виртуальный медиа-холдинг «Россия-Сегодня» начинает публикацию цикла статей немецкого автора Николоса Гудрик-кларка. Многим читателям будет интересно ознакомиться с теорией оккультных корней Германии и зарождением сверхсекретных организаций «Туле» и «Аненербе». Окунёмся вместе с писателем в далёкое прошлое истории и прикоснемся к тайным мистическим доктринам.



Ариософия и Адольф Гитлер.

Политические аспекты мысли Листа могли быть симпатичны юному Гитлеру. Протест Листа против политического оформления национализма чехов вполне отвечал раннему опыту Гитлера в Линце. Лист также осуждал фантастический всеобщий заговор Великой Интернациональной Партии против немцев и такие его проявления как демократия, парламентаризм, феминизм и «еврейские» влияния в искусстве, прессе и бизнесе. Строгое деление Листом мира на арийцев и неарийцев соответствовало и дуалистической доктрине Ланца фон Либенфельса. В своём проекте реставрации арманистского государства Лист подробно описал иерархию служб, уровней власти и разделение на традиционные административные области (Gaue), чему впоследствии тщательно подражали vlkisch лиги, ранняя нацистская партия и Третий Рейх. В то время как арийцы в его представлении могли пользоваться разнообразными привилегиями и всеми политическими правами, неарийцы использовались только как слуги и рабы. Лист также мечтал о приходе пангерманского тысячелетия и о мировой гегемонии для нового арио-германского государства. Гитлеру было понятно также романтическое восхищение Листа перед древним миром арманизма, его институтами и героическими лидерами. Но едва ли Гитлер мог оценить антикварную направленность мысли Листа. Его, конечно, интересовали немецкие легенды и мифология, но он никогда не пытался искать их следы в фольклоре, местных обычаях и названиях. Его не интересовали ни геральдика, ни генеалогия. Его любовь к мифологии была связана скорее с идеалами и подвигами героев и их музыкальной интерпретацией в операх Вагнера. Перед 1913 годом утопия Матери-Германии привлекала его гораздо больше, чем золотой век древности. Его любовь к Германии исключала любые симпатии, которые Лист адресовал династии Габсбургов как живому следу арманизма и Vianicmina-Vienna как священному арийскому городу древности. Переехав в Германию, едва ли Гитлер мог развивать и укреплять свой интерес к австрийским vlkisch древностям. Как и в случае с Ланцем, его больше мог привлекать основной манихейский дуализм расизма Листа, а не его оккультные традиции.
Гитлер уехал из Вены в конце мая 1913и направился на запад, в землю своей мечты. По прибытии в Мюнхен его сердце сильнее забилось от образов и звуков подлинно немецкого города. Он снял комнату в семье портного на Шлейшеймерштрассе 34 и зарегистрировался в полицейском участке как «художник и человек искусства». Следующие несколько месяцев он потратил на освоение баварской столицы и её окрестностей и на зарабатывание денег, очень неплохих для художника, рисующего почтовые открытки. Многие из мюнхенских художников того времени живы до сих пор, но никто не помнит ничего о его деятельности до призыва в армию в августе 1914. Нет никаких документов, подтверждающих его связь с Germanennorden, Reichshammerbund, или другими vlkisch группами города перед Первой Мировой войной. Только однажды Гитлер упомянул о своём чтении Филиппа Штауффа после ухода в немецкую армию в 1914 году. Штауфф поразил его, поскольку «открыл глаза» на господство евреев в немецкой прессе, но нет указаний, что Гитлер что-то знал о его догматических и эзотерических интересах.
Безразличие Гитлера к vlkisch идеям, касающимся древних немецких институтов, и традиций отразилось и в развитии нацистской партии под его руководством. В то время как Общество Туле и Germanennorden всё же имели в виду сложный арио-расистско-оккультный культурный комплекс, организации, которые унаследовали им, говорили уже только о проигранной войне, предательстве Германии и вели яростную антисемитскую пропаганду. Рудольф фон Зеботтендорф, лидер-основатель Общества Туле и поклонник Листа, Ланца и Штауффа, поощрял создание Политического Кружка Рабочих (PAZ) и полагал, что невозможно считаться с земными обидами тех, кого «хватают на улице». Немецкая Рабочая Партия (DAP) также почти не занималась культурной vlkisch работой. Нет доказательств, что Гитлер посещал Общество Туле. Когда Зеботтендорф ушёл из Туле после фиаско с заложниками в июне 1919, Гитлер впервые вступил в DAP в сентябре 1919. Дневник Иоханнеса Геринга о собраниях Общества упоминает, о присутствии других нацистских лидеров между 1920 и 1923, но имени Гитлера там нет. Когда Гитлер захватил власть в DAP, как партийный лидер, он постоянно выступал с антисемитскими речами на публичных митингах и уличных встречах, тогда как vlkisch движение привыкло сохранять своих энтузиастов в тайне.
В «Майн кампф» Гитлер осуждает «странствующих vlkisch схоластов» и служителей культа как бесполезных бойцов в деле борьбы за спасение Германии и обливает презрением их церемониал и древние атрибуты. Это отношение отразилось и его нападках на Карла Харрера в PAZ, попытке контролировать раннюю DAP или группу Штрассера в Северной Германии в 1920-е. В любом случае, эта вспышка гнева отчётливо свидетельствует о его осуждении конспиративных кружков и тайных расистских занятий; он предпочитал прямое действие. На Гитлера, конечно, повлияли милленаристские и манихейские мотивы ариософии, но описания древнего золотого века, гностических служителей культа и тайного наследства, скрытого в культурных реликвиях, не имели силы для его политического и культурного воображения. Эти идеи были широко распространены в vlkisch движении, но достижение Гитлера в том и состоит, что он превратил эти националистические чувства и ностальгию в радикальное антисемитское движение, приведшее к национальной революции и перевороту. Хотя Генрих Гиммлер, например, напротив, строил свои утопические планы на старых немецких корнях. Ариософия есть скорее симптом, чем причина, повлиявшая на нацизм. Её корни лежат в конфликте между немецкими и славянскими интересами в пограничных территориях Австрии XIX века. Похвалы Гвидо фон Листа, адресованные древним тевтонцам, поддерживали идентичность немецкого народа в этнически смешанных провинциях и городах поздней империи Габсбургов. Впоследствии он использовал теософию и оккультные науки для того, чтобы создать сказочный образ древней истории, рассказывающей о королях-священниках, об их преследовании врагами германизма и апокалиптических пророчествах новой пангерманской империи. Ланц фон Либенфельс также сначала сформировал своё политическое мировоззрение по образцу пангерманского движения Шонерера, но затем превратил его в более универсальный тип расизма. Усвоив идеи монизма и социал-дарвинизма, он развил свою собственную мистическую панарийскую доктрину. Он соединил антропологию и зоологию со Священным Писанием для того, чтобы описать героических полубожественных арийцев, грозящее им вымирание и возможность спасения в расистско-рыцарском культе. И Лист, и Ланц выражали, в итоге, одно и то же чувство крайней нестабильности немцев в условиях распада австрийской империи. Их доктрины отстаивали:
- законы гностической элиты и ордена;
- расслоение общества в соответствии с расовой чистотой и оккультной посвященностыо;
- безжалостное подчинение и окончательное искоренение негерманских меньшинств;
- основание великой пангерманской империи и её гегемонию.
Только крайняя неустойчивость и страх, испытываемые немецкими националистами в Австрии могли служить объяснением для этих грандиозных нарциссических и параноидных фантазий. Эти идеи были с энтузиазмом встречены в антисемитских кругах вильгельмовской Германии, а затем вновь заразили vlkisch группы после военного поражения. Пагубная психологическая атмосфера войны и её последствия вскормили миф о заговоре и образы нового Рейха. Маленькие группы и журналы, посвящённые арманизму, ариософии и руническому оккультизму выдвигали идею героической и сильной Германии вместо истерзанной невзгодами Веймарской Республики. Ариософия продолжала находить новых сторонников с момента возникновения в Вене в 1890-х, вплоть до нацистской революции в 1933. В результате эти фантазии воплотились в Третьем Рейхе, который установил пангерманский порядок во всей центральной и восточной Европе.
Призывы нацизма опирались на мощные образы, призванные облегчить чувства беспокойства, поражения и деморализации. Самому существованию немецкой нации угрожал заговор евреев и их сообщников. Социалисты, «Ноябрьские преступники» (те, кто подписал позорный мир 1918), большевики, франкмасоны и даже современные художники, несомненно, были агентами этого заговора, направленного на разрушение Германии. Только тотальное уничтожение евреев могло спасти немцев, могло позволить им войти в обетованную землю. Хилиастические надежды Третьего Рейха напоминают о средневековом пророчестве Иоахита и оставались сильной метафорой для воображения многих немцев, переживших проигранную войну, тяжёлые условия мира, нищету и хаос ранней Веймарской Республики. Идеи заговора и золотого века вновь ожили после экономического краха и депрессии в 1930 - 1933.
Почти религиозная вера в расу арийцев, мысли о необходимом уничтожении низших рас и великолепном будущем Германии мучили Гитлера, Гиммлера и других высших нацистских лидеров. Когда в 1930-х бесконечные колонны легионеров в стальных шлемах прошли под свастикой, демонстрируя свой воинственный дух, Германия встречала императора нового тысячелетнего Рейха. Но весь этот оптимизм, здоровье и вспыхнувшие надежды имели и другую сторону. Новый порядок означал и вторжение в славянские города, где еврейские демоны корчились в огне как священные жертвы. Нацистские крестоносцы действительно были почти религиозны и в своих фантазиях о Новом Иерусалиме (смотри план Гитлера о строительстве новой столицы в Берлине), и в уничтожении сатанических толп. Аушвиц, Собибор и Треблинка – ужасные музеи нацистского апокалипсиса XX века. Мечты нацистов не стали действительностью:
- главное «Здание Берлина» с его огромным куполом не было завершено к 1950;
- к 1960-м не перестроили Вевельсбург как гигантский Ватикан СС;
- автомобильные шоссе и железнодорожные пути на Кавказ, и Урал никогда не были проложены;
- Западная Россия не превратилась в колонию для немецких солдат-фермеров;
- племенные заводы Lebensborn SS не произвели 150 миллионов чистокровных немцев для Нового Ордена.
Славный тысячелетний Рейх продержался ровно двенадцать лет с момента своего провозглашения; военное поражение нацистской Германии в 1945 положило ему конец. Но даже если эти грандиозные планы и мегаломаниакальные образы не вышли за пределы карт, меморандумов и миниатюрных моделей, всё же Третьему Рейху удалось в достаточной мере разрушить старый порядок в Европе; его преступления ещё долго будут жить в литературе, фильмах и памяти современников. Теперь ариософия и нацистские фантазии служат важным материалом для изучения апокалиптической истерии у руководителей современных государств. Поскольку в условиях роста религиозного национализма в конце XX века понимание предпосылок такой апокалиптики остаётся решающим фактором сохранения мировой безопасности.

История ариософии.

Между январём 1929 и июнем 1930 в Zeitschrift fr Geistes – und Vissenschaftsreform, сериями, вышла большая работа Ланца «Die Geschichte der Ariosophie», которая ставила перед собой задачу проследить историю арисофской расовой религии и её противников с древнейших времён до настоящих дней. Это изложение, по сути, было красочным представлением неоманихейской концепции Ланца, поскольку все исторические агенты соотносились им с одним из двух эсхатологических лагерей, отвечающих соответственно за добро или зло, свет или тьму, порядок или хаос.
В соответствии с Ланцем, наиболее древними предками современной «арио-героической» расы были атланты, жившие на континенте, расположенном в северной части атлантического океана. Предположительно, они происходили от божественных Theoroa и потому были наделены электромагнетическими органами чувств и сверхчеловеческими способностями. Катастрофические наводнения затопили их континент около 8 000 лет до нашей эры, и атланты направились на восток в двух направлениях. Северные атланты перебрались на Британские острова, в Скандинавию и северную Европу, южные – через западную Африку попали в Египет и Вавилонию, где основали древние цивилизации Ближнего Востока. Ариософский культ, таким образом, проник в Азию, где процветало идолопоклонство и смешанное скрещивание.



Ланц утверждал, что расовая религия проповедовалась и активно практиковалась в древнем мире. По его мнению, Моисей, Орфей, Пифагор, Платон и Александр Великий были её ревностными приверженцами. Законы Моисея, платоновское превознесение аристократии и введение им касты правителей в «Государстве» указывает на то, что они также являлись ариософами. Творчество этих древних мыслителей Ланц включил в единую ариософскую традицию, сосредоточившуюся в знаменитой библиотеке Александрии, предположительно, содержавшую в себе великолепную коллекцию ариософских текстов:
- учёные и служители культа со всего мира собирались здесь, чтобы почитать старые папирусы южных атлантов;
- здесь Ветхий Завет (фундаментальный ариософский текст) собрали из разрозненных хроник, найденных в Палестине;
- школа королей-священников при библиотеке распространяла расистское знание через миссионеров, отправляющихся в Китай.
Предполагалось, что весь эллинистический мир хорошо знал ариософию ещё до прихода Christ-Frauja. Пришествие и создание им Церкви послужило началом – так говорится в книге – новой волны ариософской миссионерской деятельности по всему миру.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

Николас Гудрик-кларк.

Источник: http://rustod.ru/futurologiya_i_konspirologiya/okkultnye-korni-germanii---33./
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments