drugoy_dolboeb (drugoy_dolboeb) wrote in zampolit_ru,
drugoy_dolboeb
drugoy_dolboeb
zampolit_ru

ИАО КМСС НАПОМИНАЕТ ТОВАРИЩАМ О НЕЛЁГКОЙ СУДЬБЕ КРЕПОСТНЫХ БУРЖУИНОВ

Оригинал взят у drugoy_dolboeb в Таких не берут в космонавты?
Оригинал взят у p0pik0ff в Таких не берут в космонавты?

(Пьеса по материалам Интернета)

«Глава Роскосмоса Анатолий Перминов заявил, что с интересом воспринял информацию СМИ о том, что миллиардер Роман Абрамович собирается вложить средства в космический полет к Луне.

    "Сегодня я по радио с интересом услышал, что губернатор Чукотки готов выделить $300 млн. на облет Луны и сам предлагает себя в качестве космического туриста. Это хорошая цифра, она нас радует. И если это действительно так, то мы будем рассматривать такую возможность", - сказал журналистам Перминов, который в субботу наблюдал в ЦУПе за посадкой корабля "Союз" с тремя космонавтами».

время публикации: 21 апреля 2007 г., 17:55

Действующие лица

Рома – владелец яхт, клубов, заводов и пароходов. Олигарх. Губернатор. Небритый нервный субъект запуганного вида.

Обухов Корней Сельдереевич – невысокий битый жизнью человек старой закалки в старомодном галстуке и костюме. Чем-то неуловимо напоминает питбультерьера.

Леночка – юная, весёлая и романтичная секретарша Корней Сельдереевича. Сластёна.

Телохранители – 4 шт.

Действие первое (приемная Корнея Сельдереевича)

Небольшой особняк в тихом центре Москвы, недалеко от Тверской. К особняку подъезжает кортеж 600-х мерсов и джипов. Из самого длинного «Мерседеса» вылезает поддерживаемый под руки Рома и в сопровождении четырёх телохранителей входит в приёмную.

В приёмной секретарша Леночка играет на компьютере в «SIMS». На вошедших: «ноль внимания, фунт презрения».

Рома вопросительно смотрит на поглощённую виртуальностями секретаршу, но быстро смиряется и покорно ждёт, телохранители невозмутимо жуют жвачку. Через полчаса Рома тихо кашляет. Телохранители от этого звука вздрагивают, секретарша его принципиально не слышит. Проходит еще полчаса. Леночка всё так же увлеченно стучит по клавиатуре. Один из охранников не выдерживает и умышленно роняет на пол «Стечкина».

Леночка (строго, но невозмутимо, ни на секунду не отрываясь от компьютера):

– Это что за дебил? Его приглашали?

Рома испуганно бледнеет и пучит глаза на уронившего так, что становиться похожим на 1-е место в избирательном списке партии «Едим Россию», довольные телохранители, подталкивая друг друга, с ухмылками покидают приёмную.

Еще через полчаса Леночка (весело, по-прежнему не отрываясь от компьютера):

– Подождёшь, не велика птица. Сейчас Мурзика причешу и «Вискас» ему приготовлю, мой Мурзичка не чесаный… Мышек в доме будет ловить… (Мурлыкая как кошка продолжает интенсивно стучать по клавишам).

Рома открывает портфель достаёт шоколадку и кладёт перед Леночкой. Та отрывается от компьютера, довольно улыбается и спрашивает:

– Ну, что ещё?

Рома достаёт беспроводную клавиатуру. Леночка берёт её и усмехается:

– Лёгкая-то какая, у нас таких ещё нет, только в Поднебесной.

Поднимает трубку:

– Корней Сельдереевич… Угу… Явился… Опять опоздал на час… Я ему так и сказала… В Англии все такие… Вы правы, как всегда, абсолютно дикие люди…

Роме:

– Ну, иди, Корней, кажется, не сердиться.

Действие второе (кабинет Корнея Сельдереевича)

Скромный кабинет без излишеств и украшений. Обухов за столом читает газету «Правда» и бормочет про себя:

– Что пишут оглоеды, а ошибок-то… Такую газету испохабили… (Грозно, вслух) А вот садиться я не предлагал! (опять про себя) Писатели…Чукчи…Строгача бы… с занесением… Позорище, прочитают иностранцы, что о нас подумают…

Встаёт и, обращаясь к стоящему по стойке «смирно» Роме,   торжественным голосом, с пафосом произносит:

– Ты знаешь темнить не в моих правилах! XXVII съезд учил нас сразу говорить правду! Тебе поручено ответственное спецзадание! (Тычет пальцем в потолок) Там, наверху, есть мнение отправить тебя на Луну! «Стрелкой» будешь! (Довольный остротой не выдерживает пафосного тона и хихикает).

Ошеломлённый внезапным известием Рома бледнеет и усилием воли, заикаясь, выдавливает:

– Почему «Стрелкой» Вы же обещали «Франком»? Так сами и сказали: «Франком будешь!»

Корней Сельдереевич краснеет так, что создается впечатление неизбежного апоплексического удара и рявкает:

– Кем?! «Франком»?!!...

Хватает трубку:

– Лена, пишмашинку!

Входит Леночка и протягивает босу только что полученную от Ромы клавиатуру. Тот с размаха опускает её на голову губернатора. Клавиатура разлетается на мелкие части. Удивлённый Сельдереевич, опускается в кресло и с презрением произносит:

– Ну, и вещи делают…Бракоделы… Демократы одно слово. Вот у нас в колхозе, в 67-м… или всё-таки в 68-м…советская пишмашинка была… И тяжелая и надёжная…

Внезапно успокаиваясь:

– Ленок, посмотри на тупого идиота, за столько лет так не узнал, как называется валюта страны пребывания. (Опять багровеет и орёт голосом пещерного человека) Евром! Едрит твою королеву!

Леночка, вспоминает шоколадку и ехидно ухмыляясь, вступается за Рому:

– Вы, видимо, хотели сказать «Фунтом»?

Корней Сельдереевич, понимает свою ошибку, но не сдаётся:

– А я и не должен помнить! Не для этого поставлен!!! Печатают цветные фантики, а кто ещё в 83-м подавал записку в ЦК: «Наш рубль должен стать мировой валютой»? Кто смотрел вдаль, умел видеть перспективу? Обухов! Юрий Владимирович лично одобрил! (Роме) Ладно, заруби себе на носу. (Достаёт из сейфа бумажную папочку с завязками.) «Фунт», послушай лучше, что о твоих безобразиях докладывают (начинает гундосить): «Донесение службы наружного наблюдения от 25.12. 2006… при посещении объектом, ресторана… к-хм … буквы какие-то нерусские… им   было потрачено на чаевые сто одна тысяча восемьсот тридцать семь… закорючка странная какая-то… к-хм …иероглиф, что ли…при чём тут китаёзы… Леночка, посмотри, что это?»

Леночка наклоняется к папке:

– Так это и есть «фунт»! Деньги британские! Так их буржуи обозначают, для краткости и что б нас, трудящихся, обмануть!

На Обухова страшно смотреть, кто-кто, а олигарх его издающим такие дикие вопли ещё не видел:

– Проклятый!!! Расхититель социалистической собственности! Тебе было приказано потратить (заглядывает в папку) на развлечения… не то… на баб… не то… вот… на чаевые: сто одна тысяча восемьсот СОРОК фунтов! (Орёт) Где ещё ТРИ-И-И!!! Сгною-ю! В лагерную пыль сотру-у! Ходорковским станешь!

Дрожащий Рома роется в карманах и, заливаясь слезами, вынимает три блестящих кружочка с портретом Елизаветы II. Кладёт на стол к Корнею. Тот недоуменно смотрит на олигарха и тихо-тихо, в ставшей вдруг звенящей, тишине кабинета спрашивает:

– Так, значит, ты МНЕ взятку предлагаешь? Мне – коммун… (Давится этим словом. Рома падает в обморок. Леночка смеётся. Она давно усвоила, что у начальника горячее, но доброе сердце.)

Действие третье

(кабинет Корнея Сельдереевича, запах нашатырного спирта, в кресле полулежит только что пришедший в сознание Рома)

Корней Сельдереевич:

– Значит, так, я этих денег не видел и не слышал о них. Слетаешь, завтра же, слышишь завтра же, отдашь кому должОн. Возьму твой грех на свою душу. Мы – коммун… (Опять давится, олигарх опять падает в обморок, Корней обращается к Лене) Слабонервный какой-то, думаешь, полёт выдержит?

Леночка:

– Туристы и то летают! (Задорно улыбается) А, может, и меня запустите на Луну?

Корней Сельдереевич в восторге:

– Спортсменка, комсомолка!

Меняя тон на серьёзный, и обнимая секретаршу:

– Тебя не пущу, такие на Земле нужнее! Сам бы полетел хоть на Марс, будь я моложе! А тебя отправить, увы, не могу…

Секретарша (кокетничая):

–Вы всё можете, Корней Сельдереевич!

Корней (вздыхая):

– Нет, тут даже я бессилен, посмотри, что эти оболтусы из «Правды» написали: «сам предлагает себя в качестве космического туриста». Написано пером, не вырубишь топором. Помнишь, что говорил Михаил Андреевич?

Леночка (наморщив лобик и закатив глазки, как на экзамене):

– Михаил Андреевич? Это который Суслов? Знаю, сейчас вспомню: «Наши газеты не лгут». (Гордо.) Вот!

Корней (плотоядно облизываясь):

–Нравятся мне молодые и учёные! (Целует секретаршу в шею.) Образованные… не то, что эти олигархи безмозглые… Эх, Лена (напевает) «…если б ты знала, как тоскуют руки по штурвалу…» (Целуются.) Помню… в 61-м…Когда Юра полетел… (Обнявшись, удаляются в комнату отдыха. Олигарх по-прежнему в обмороке.)

ЗАНАВЕС

Tags: Немного теории, Номенклатурный феодализм, старые тексты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments