Focus on the beautiful things in life. (ukhudshanskiy) wrote in zampolit_ru,
Focus on the beautiful things in life.
ukhudshanskiy
zampolit_ru

Малявин о китайцах

Оригинал взят у ukhudshanskiy в Малявин о китайцах
Оригинал взят у [profile] kosarex в Малявин о китайцах
http://tv2.today/Istorii/Vladimir-malyavin-kitaycy-pridut-a-vy-etogo-dazhe-ne-zametite взято у http://yaoayao.livejournal.com/2273511.html

Про Малявина, когда я учился в ИСАА, говорили, что он умный, но любит пускать мыльные пузыри в своих работах, то есть искажать реальность ради красивостей. Это помогло ему стать заметным, именитым, понравиться китайцам и так далее.

Я бы сказал, что меня особенно привлекает — я всю жизнь занимаюсь Китаем. И чем дальше, тем больше изумляюсь глубине этой цивилизации. Это мы так привыкли говорить в школе, что «да, великая цивилизация». Она действительно великая. Очень самобытная. А величие в том, что она учит, вот как я сейчас понимаю, доверию к жизни. Внимательному вдумчивому отношению к жизни. Без догм, без каких-то фантазий. Без каких-то отвлеченных понятий и принципов. Мы сразу перепрыгиваем, мы отбегаем от этой жизни и хватается за какие-то идеи, принципы, которыми нас в детстве начинают грузить.

Это удивительная находка - ценить жизнь без отвлеченных понятий и принципов. Только надо уточнить, что всё это происходит вопреки официальной китайской идеологии. Цель-то конфуцианства в том, чтобы нагрузить вас понятиями и принципами. Чан Кайши на Тайване тоже грузил китайцев понятиями и принципами, может быть, не столь усердно как Мао, но не менее усердно, чем в СССР в 70-ые.

Правда, вот здесь на Тайване, в мемориале Чан Кайши, висят два его изречения — которые, как я выяснил, раньше все учили наизусть в младших классах школы. Смысл их примерно такой: «Смысл жизни в продолжении жизни. А цель жизни — улучшение жизни». Это я совсем упрощаю, но смысл буквально такой.

На самом деле это вариант пропаганды социалистического начала от Чан Кайши и перекликается от с лозунгом корпорации Филлипс - изменим жизнь к лучшему.

Каждый сам по себе. Но они могут жить совместно. Они так приучены. И в этом их главная, как мне кажется, черта. Которую надо изучать, потому что это большая наука — жить вместе. Не ущемляя никого.

Считать, что китайцы умеют жить, никого не ущемляя, это заниматься пропагандой. Могут ущемлять, достаточно посмотреть на имущественное расслоение. Хотя именно на Тайване, поскольку официально Чан Кайши был поборником социализма, противоречия сглажены в сравнении с Сянганом, Сингапуром и собстственно КНР.

Как раз мой любимый афоризм, навеянный китайцами состоит в том, что мудрый не выбирает — он делает так, что не надо ничего выбирать. Это мудрость, потому что для нас часто выбор связан с какими-то резкими порывистыми движениями. Оторваться от кого-то, противопоставить себя кому-то или чему-то.

На самом деле, это эзотерика - воздействие на окружающих так, что всё происходит естественно, как бы само дается. Можете сравнить эту эзотерику с идеей, что лягушка выпрыгнет из горячей воды, но, если температуру поднимать постепенно, она не заметит, как ослабнет её воля, выпрыгнуть из горячей воды не сможет и сварится заживо. Большинство же китайцев вкалывает от зари до зари и имеет часто очень слабую нервную систему в силу давления конкуренции.

Каждый из нас индивидуален, и должен иметь свое уникальное место в жизни, но вместе с тем и петь в одном хоре. Простая в сущности вещь. Для этого надо переступить через свое маленькое Я — Эго. Вот здесь возникает развилка. Между Востоком и Западом. Потому что европеец воспитан как индивидуалист. Китайцы тоже индивидуалистичны, но они никогда не будут цепляться за свое Я.

Ага, китайцы индивидуалисты, цитируем Малявина выше по тексту -

Китайцы очень большие индивидуалисты. Больше даже, в известном смысле, чем европейцы. Каждый сам по себе.

Если бы они не цеплялись за своё Я, то как они смогли бы сохранять общины в инородной среде? Но пнуть нас за избыток индивидуализма Малявину приятно. Когда нас начинают так пинать, я невольно думаю - человек хочет от нас каких-то выгод и благ, иначе пинать за индивидуализм и нежелание совершать насилие над собственным Я и переступать через него, не станет.

Поэтому китайцы, где бы они ни были, они всегда ладят с любой властью. Им все равно — правые, левые, консерваторы и прочее. Да и в самом-то Китае, и вообще в Азии, нет этого деления на партии правых и левых. Есть названия такие — но это не то, что на Западе. Это тоже надо иметь ввиду — существует некая внутренняя общность, это общность ритуальная, которая является тонкой артикуляцией нашей совместности в жизни. Мы ведь живем совместно, мы ведь дети одной матери — разве нет?

Вова, ты ведь тоже умеешь ладить с любой властью? Сотрудничал с КГБ при социализме, вкусно кушал на Тайване и тоже сотрудничаешь, готов вернуться и сотрудничать уже с ФСБ. Что ж ты нам китайцев подаешь как пример готовности сотрудничать с любой властью ради личного блага? Лучше бы на себя указал. Уж не надо нас воспитывать на примере Тайваня, где межпартийная борьба дошла до посадки в тюрьму президента и прочих скандалов, а драки в парламенте происходят чаще, чем в готовой сотрудничать с любой властью Думой в РФ.

Поэтому тут были очень большие конфликты и противоречия. Поэтому при всей необходимости китайских ученых для империи, когда китайские ученые могли сказать, что это - наше государство, оно воплощает наши принципы, а себе отвели роль исторических судей моральных, как корпорация - вместе с тем были и противоречия. Связанные с тем, что власть, вообще-то говоря — это коммуникация, она не может быть рационально определена. В этом трагедия русской интеллигенции, которая считала, что раз она образованная и моральная, то значит, она должна управлять.

Вова, где интеллигенция управляла больше, чем в Китае? В Китае обучались и сдавали экзамены именно, чтобы управлять. Само учение Конфуция говорит о том, что страной должна управлять интеллигенция и только интеллигенция, просвещенные мужи, знающие ученые трактаты наизусть, способные писать совершенные сочинения, писать стихи, порассуждать о философии, даже к военным относились презрительно, поскольку интеллигент выше военного и имеет особые права управлять государством. Не стоит отрицать главную особенность китайской культуры и истории, чтобы пнуть русских интеллигентов, мол, вам, раз вы интеллигенты, права на власть давать не следует.

Чего не могут понять американцы и вообще западные либералы. Они исходят из индивида и равных индивидов. Которые отвечают каждый за себя и могут договориться разумно между собой, основываясь на каких-то рациональных идеалах. Но это великое заблуждение. Потому что сам этот индивид — фикция на самом деле. Это только я так думаю о себе, что я — Иван Иваныч Иванов.

Понятно, Вован решил объяснить нам, что наша индивидуальность это фикция. А его готовность к сотрудничеству с любой властью не фикция.

А с другой стороны, есть какие-то вещи, дальше которых они не пойдут — они остаются китайцами. Мы не знаем, какие это вещи, мы не знаем этой границы их восприимчивости, никто ее еще не провел. Поэтому мы блуждаем в потемках.

Понятно, мы не знаем, насколько можем перековать, зазомбировать китайцев. Вован поможет? В таких случаях понятно - мы блуждаем в потемках означает, вы блуждаете в потемках, вы ничего не знаете. Раз мы обязаны переступать через своё Я, интеллигентам власти давать нельзя, индивид это фикция, то мы блуждаем в потемках и нуждаемся в советах Вована Малявина.

В силу того, что мы замкнуты — общество само по себе, власть — сама по себе. Так же и в Китае. У нас нет какого-то публичного пространства, в котором это можно было обсуждать. Почему? Потому что евразийская цивилизация стоит на закрытой публичности. Которая может иметь вид корпоративности. И ничего тут не поделаешь, потому что коммуникативность человека не открытая. Они интимная.

Закрытой публичности не существует, это как пение с закрытым ртом и неработающими голосовыми связками. Есть публичность и антипубличность. Поэтому, у нас нет пространства для публичных дискуссий, если и появилось, то пора захлопнуть и пространство, и рты. Виноваты же в этом мы сами, поскольку наше общение исключительно интимно. Глубоко интимны речи президента и депутатов, интимны вздохи и говор народа. Даешь корпоративность. Корпоративность, помню, любимый конек Муссолини.

Реальной почвы в большом — мега-масштабе, на мой взгляд, нет. Даже не потому, что, чисто объективно, Китаю Россия не нужна. Потому что российские территории не решат его стратегических задач - глобализации. Это объективные, какие-то геополитические вещи. А с точки зрения цивилизационной, Китаю не требуется колонизация. Вот в таком виде, в каком ее делают западные державы. То есть, ему не требуется расширение своей идентичности по той простой причине, что у него нет той формальной идентичности, которая есть у национального государства. И у либеральной идеологии, которая правит на западе. У него есть разделенность между «заоблачным государством» имперского типа и повседневной жизнью какого-нибудь китайского квартала. Повсюду это есть. Китайцы давным давно пришли и в Америку, и в Европу. Уже десятки тысяч китайцев живут и в Париже, и в других городах. И никто этим даже не заботится — вот все говорят: «негры, арабы», а китайцы не мешают никому.

Чтобы никому не мешать, В КНР потратили сотни миллиардов долларов на создание китайских общин за границей. Колонизация по определения является заселением других стран представителями своей страны. Не важно, приобретает ли при этом община права владеть всей заселяемой страной или нет. Колонизация русскими Сибири или англичанами Северной Америки это заселение территории своими крестьянами и горожанами. Власть политическая не обязательна. Более того, англичане, захватив Индию, не заселяли её, то есть превращение страны в колонию это ещё не колонизация. Оттого, что китайцы, якобы, никому не мешают, ещё не следует, что колонизация не происходит.

Однако, это факт, Китай не говорит, чего ему надо. Не потому что он что-то скрывает, а потому, что так устроена его цивилизация. Это тоже надо понять. Но мы этого не понимаем — отсюда и все страхи наши: придут китайцы... Да, придут, но я уверяю вас, что вы этого даже не заметите! Будете жить свободно, пить квас, есть черный хлеб и ездить на Жигулях, которыми будут владеть китайцы. Какая разница, кто владеет — согласитесь? Главное, чтобы это было.

Понятно, если Китай не говорит, что ему надо, это значит, что он ничего не скрывает и просто не понимает, что ему надо. Да, надо, чтобы мы ограничивались хлебом, квасом, убогими жигулями, а владели всем этим китайцы. Но это не колонизация и не посягательство на наши традиции корпоративности и интимной коммуникативности, когда мы всё можем обсуждать только на кухне. Правда, лучше и на кухне ничего не обсуждать.

Я, например, чувствую себя отлично в Китае. У меня нет ни малейших трудностей в коммуникации, чувствую себя всегда и везде в своей тарелке с любыми китайцами. Особенно в последнее время, когда их отпустило то, что держало — такой модернистский социалистический авторитаризм. Они расслабились и ходят по ресторанам теперь. У них политики вообще нет в их жизни. Она исключена из их жизни и слава богу.

Короче, вот эта сволочь была у меня дипломным руководителем. Тоталитарен, лжив, продажен.


Оригинал этого поста находится по адресу http://ukhudshanskiy.dreamwidth.org/7205692.html

Tags: Китай, путинизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments